Кают-компания. Были и байки плавсостава. Ложки и вилки

Когда в кают-компании собрались офицеры на вечерний чай, Михалыч налив себе в чай кисленького «антистоинчика», как называли корабельные офицеры кисловатый раствор, поставляемый врачами, чтобы в море женщин не хотелось, начал свой ежедневный рассказ.

— На одном из соединений Северного флота – начал он свой рассказ, как всегда с кисловатой усмешкой – начальник политотдела озаботился культурой питания матросов. Были подобные начинания на соединениях многих кораблей, но в такой степени, как это случилось на этом соединении. Неизвестно кто ему из помощников подсказал, но если политработники берутся за дело, то «ставят на рога» всех вокруг, но своих требований, как правило, добиваются. А как же не добиться, если за их спиной стоит целая система власти ЦК КПСС со всеми их партийными дубинками.

— Михалыч. Вы как-то с какой-то иронией говорите о наших партийных органах, что на мой взгляд совсем не приемлемо – сказал замполит прихлебывая свой чай – и я вижу, что это не первый раз уже. Вы нарываетесь на разбирательство вашей подрывной деятельности на парткомиссии.

— Никак нет – начал оправдываться Михалыч – наоборот в пример молодым лейтенантам я показываю уровень влияния партийных органов на все процессы, происходящие на наших кораблях. Причем я подчеркиваю огромнейшую роль которую играют наши политические и партийные органы в организации всех процессов нашей службы.

Замполит потряс головой:

— Я ничего не понял из того, что вы сказали, но чувствую в этом какой-то скрытый намек против наших политических органов.

— Нет здесь никаких намеков – усмехнулся старпом – Михалыч поет славицу нашим партийным органам. И вообще зам не мешай слушать.

— Если вы считаете, что так, то я, пожалуй, тоже соглашусь. Михалыч продолжайте – разрешил замполит, закусывая хорошим бутербродом с ветчиной, которые вестовые приносили только ему из салона флагмана.

— Так вот начальника политического органа внезапно озаботило, что матросы в столовой едят и первое и второе большими столовыми ложками. А зачем тогда вилки им выдаем. Надо в кратчайшие сроки матросов обучить второе есть вилками – предложил он командирам и замполитам кораблей – считайте это не просьбой или предложением, а приказанием – закончил он свою речь.

Замполит задумался, прожевал губами и потом спросил глядя на старпома:

— А у нас чем едят матросы второе?

Старпом покраснел, посмотрел на Михалыча и бросил ему:

— Вечно ты Михалыч со своими рассказами вылезаешь не вовремя. Теперь замполит заставит нас всех заниматься столовым этикетом и обучать матросов питаться кучей ножей, вилок и ложек, как это делают в лучших домах Парижа и Ландона.

— Нет ты старпом погоди – завелся замполит – если будет надо, то придется и обучать. Вон в моря собираемся, а там и визиты намечаются. Как мы пойдем куда-то, если наши матросы могут только лаптями щи хлебать. Нет правильно тот начальник политотдела поднял вопрос. Продолжайте Михалыч. Мне даже очень интересно, чем это закончилось.

— Нас в училище обучали столовому этикету – внезапно влез в разговор старших лейтенант ракетчик – у нас был курс этики и эстетики, где нас учили пользоваться тремя ножами, тремя вилками, что ими и в каких случаях надо есть и как правильно вести себя за столом.

Все офицеры с недоумением и каким-то осуждением посмотрели на лейтенанта, и он замолк. Все знали, что обучали в училищах всех курсантов столовому этикету, а вот перебивать старших по тому же этикету не положено.

— Так вот собрали командиры всех подчиненных офицеров и поставили перед ними задачу, как это положено на флоте – чтобы с завтрашнего дня все матросы ели второе вилками и никак иначе. Командиры боевых частей собрали подчиненных командиров групп, старшин команд и командиров отделений и транслировали приказание им.

— Нам удобнее есть второе ложками – пытались оправдываться и заступаться за существующую систему командиры отделений.

— Приказано есть вилками. Значит все будут есть вилками.

— Так они же будут вилки за борт выбрасывать – с изумлением перебил Михалыча лейтенант-связист – через силу нельзя матросов ломать. Будут все делать назло.

— Они и стали выбрасывать – усмехнулся Михалыч.

— А у нас норма на выдачу вилок – вмешался помощник командира по снабжению – даже если вилки алюминиевые, все равно срок пять лет. Никто не восстановит, а покупать будут новые только за счет офицеров. Или материалы расследования, наказание виновных, списание за их счет и получение новых вилок, но на это в лучшем случае уйдет минимум год.

— Так и было – улыбнулся Михалыч – офицеры покупали, несли матросам, а те их, как бы случайно снова выбрасывали за борт. Особенно в БЧ-5, где служило много ребят из Средней Азии. А там принято все есть ложками.

— И как вышли из ситуации? – спросил заинтересовавшийся старпом.

— Начпо бы так не оставил. Он бы проверил выполнение своего приказания – утвердительно сказал замполит – у нас в политических органах не принято слова бросать на ветер, тем более в таких принципиальных вопросах.

— Да начпо действительно сказал, что придет проверить, как обедают матросы на одном БПК. Готовились минимум неделю. Докупали вилки, сделали запасы, на случай, если что-то пойдет не так, проинструктировали всех матросов и старшин. Командир слезно просил, чтобы вилками только поели один день, потом уйдет начпо и он разрешить есть, как привыкли.

— Как это так – возмутился опять замполит – нельзя так подрывать авторитет политических органов. А куда там смотрел замполит и политические и партийные органы?

— Смотрели куда надо – сказал усмехнувшись усатый капитан-лейтенант из механиков – их же тоже проверяли. И не меньше, чем командиров.

— И как прошел день проверки? – спросил старпом, поставив свой стакан на блюдце с голубой надписью ВМФ и синим якорьком.

— Нормально прошел.

— А как иначе могло быть, когда люди настроены задачи поставлены. Все должно было быть нормально – сказал довольно улыбаясь замполит.

— Так и было, пока начпо не пришел в столовую, где питались матросы и старшины РТС – Михалыч опять усмехнулся.

— И что там? Подвели командира? – спросил старпом.

— Там был один матрос-татарин. Он на глазах начпо высыпал второе в тарелку с первым, потом покрошил хлеб, а затем вылил компот и все это месиво стал есть ложкой.

Все офицеры затаили дыхание.

— Вы, что делаете? – спросил изумленный начпо.

— Так мы всегда так делаем – невозмутимо сказал татарин – все-равно в животе все перемешивается. У нас так дома всегда едят. Оно же жидкое и вилкой есть не получается.

Начпо выдохнул воздух и ничего не сказав пошел на выход. Но самое интересное, что глядя на татарина, все матросы и старшины стали таким же образом делать бурду. Вкусно получается – говорили они поедая бурду.

— И, что начпо так не оставил? Наказал виновных? – спросил замполит.

— Нет начпо оказался гораздо умнее, чем мы о нем могли подумать. Он опять собрал командиров кораблей – Михалыч говорил серьезно, но глаза его смеялись – и рассказал всем командирам об этом случае на БПК в РТС и потом добавил, что мы с вами делаем все правильно, но не учли фактор многонационального состава наших матросов и их обычаев. А это надо всегда учитывать. И командиры кораблей согласились с ним.

— Товарищи офицеры – видите какие разумные решения принял начпо – обратился к офицерам замполит – так и надо учитывать национальный фактор наших матросов. Ане заставлять силой делать, то, что делать неправильно.

— Так всем приготовиться на построение – скомандовал старпом – не опаздывать.

И офицеры с веселым гомоном, обсуждая рассказ пошли на выход из кают-компании.

— Ты Михалыч все же не так закончил – сказал задерживая Михалыча за руку замполит – начпо или командир корабля должны были бы наказать хотя бы начальника РТС. Один раз этот татарин мог бы и поесть, как надо один день.

— Слов из песни не выкинешь – рассмеялся Михалыч – а там на следующий день все матросы стали есть, как татары. но ложками. Главное положительный пример, ломающий всю идиллию в головах начальников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.