Сафаров А. Мичмана

podolsk.rev-pro.ru

Мне двух мичманов дали. Свеженьких, прямо из школы мичманов. Подбором кадров занимался лично комдив. Плохо когда из командного состава на корабле ты один, всё приходится делать самому, и на берег не сойдёшь, так что известию о их приходе я поначалу обрадовался. Пока не увидел впервые своих новых подчиненных. Тут меня посетили недобрые предчувствия. Давно известно, что первое впечатление- самое верное. Так было и на этот раз.

Мичман Рогожин, которому предстояло стать боцманом, в день нашего знакомства увидел корабль впервые, и на его лице к выражению крайней тупости прибавилась гримаса испуга. Из узлов он умел завязывать только «бантиком», в красках, кистях, и прочей боцманской мелочи понимал еще меньше.

Не больше познаниями в своей будущей специальности был отягощен и новоиспеченный старшина команды мотористов мичман Агафонов, мужичонка плюгавый и напоминавший часы с гиревым ходом, потому, что как только он втягивал свисающую почти до подбородка зеленовато-желтую соплю одной ноздрёй, так она точно на такую длину выползала из другой. Носовым платком он не пользовался принципиально, берёг для строевых смотров.
Теперь каждое утро на корабле начиналось одинаково.

— Мне надо домой. У моей жены текёт.- говорил Агафонов сразу после подъема флага, и перегонял любимую соплю из одной ноздри в другую.

— Не понял?!- отвечал я.

— У моей жены текёт!- настаивал мичман.

— ???

— У моей жены текёт!!!- уже несколько раздраженно шмыгает носом мичман, и меня начинает подташнивать от его вида.

— Не текёт, а течет! Что течет? Откуда течет? Вы что аварийная пробка течи затыкать? Пусть в поликлинику обратится!

— Она не может! У неё текёт!!!

Я не выдерживал первым и отпускал Агафонова. Пусть лучше течь устраняет, чем мне здесь нервы портит. На следующий день всё повторялось. Через месяц, когда по моим расчетам всё что могло уже должно было вытечь, у меня лопнуло терпение, и я впервые заговорил о том, что нельзя служить на корабле, на нём не бывая, что пора, наконец, приступить к изучению специальности, что у него есть подчиненный личный состав и норма схода на берег, и я не могу вечно сидеть на корабле по причине неподготовленности мичманов, и что ему придется оставаться старшим на корабле когда я буду на сходе, а это значит отвечать за всё…

Подействовало. На следующий день Агафонов не спел мне свою обычную песню о течи, а сразу отправился к комдиву с рапортом. Вскоре туда вызвали и меня. Командный состав в полном составе.

— На Вас жалоба.- сказал комдив- Ознакомьтесь.

Агафонов писал, что не может продолжать службу в таких нечеловеческих условиях, что о нем не проявляется никакой заботы, и совсем не пускают домой.

— Ну и что же, по-вашему, я должен делать?- спросил я, закончив чтение.

— Довели мичмана и делаете вид что ничего не случилось!- заявил комдив- Человек совсем дома не бывает, а у него семья! Сидите на корабле сами, а его почаще отпускайте!

— Это невозможно.

— А я говорю, что возможно! И сделайте так, чтобы мне подобных бумаг больше не носили.

— Я на корабле больше года, а сходил на берег всего семь раз. Вы это прекрасно знаете и Вас это совершенно не беспокоит. А Агафонов пришел всего месяц назад, а провел на корабле не больше двух часов, отпрашиваясь под предлогом, что у его жены что-то там ТЕКЁТ. Больше бывать дома он может только если его освободить от прихода на службу. Это можно сделать без ущерба для службы, так как на корабле он и так не бывает.

Вызвали Агафонова и выяснили, что он ни разу не оставался на корабле старшим и подал рапорт сразу после первого отказа отпустить его домой в рабочее время.

— Хватит демагогии! Я и без Вас знаю, что мягкий член лучше твёрдого. Научитесь лучше работать с людьми.- подвёл итог разбирательства комдив.

— Буду руководствоваться вашим примером, с сегодняшнего дня введу три очереди схода на берег, никаких заделываний «течи», а если за оставшиеся две недели Агафонов не сдаст зачеты к самостоятельному исполнению должности, то сход ему будет прекращен.

— Я запрещаю Вам оставлять на мичманов корабль, пока они не сдадут на самоуправство!

— Тогда забирайте его, потому, что ничего кроме жалоб и анализов он сдать не может.

— Не указывайте мне что делать.- сказал комдив, не признавая своей полной несостоятельности в подборе кадров.

Агафонова перевели на другой корабль, и, наверное, для создания стимула дали трехкомнатную квартиру. Заселившись, Агафонов больше на службу не прибывал. Посланному за ним помощнику командира, он через закрытую дверь он объяснил, что всё чего он хотел от службы он получил, а если ему будут докучать, то он напишет заявление в милицию об угрозах физической расправы со стороны командования дивизиона, и еще жалобу Министру обороны и Главкому. После чего смачно шмыгнул носом.

Рогожин так и не смог сдать зачетов, но убрали его после того как комдив, посмотрев на его метания при рейдовой перегрузке, спросил меня: « Где Ты взял этого дятла?», и получил ответ: «Вы дали!»

Cвидетельство о публикации 145787 © САФАРОВ А. С. 04.07.07 10:09

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Можно сказать, как названа одна из публикаций: служили два кошмарища!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.