Рогожкин С. МЕХ

На флоте судовых механиков уважительно кличут Мехами. В общем-то немудрёное сокращение. А ещё называют суперуважительно — Дед. И не важно сколько ему (Меху) лет. Хоть двадцать. Всё равно — Дед. К примеру: весь запас спирта,включая «представительское спиртное» храниться только у Меха.
Когда я встретил на своём жизненном пути Кольку, ему было чуток за двадцать. Но он давно уже был Мехом. Очень давно. Потому как Мех — это его фамилия.

Судьба и Колька распорядились иначе чем было «предписано». Механиком он не стал. Хотя и попал в военно-морской флот. А стал медиком. Врачом. А лучше — доктором. Так ему больше нравилось.

Служили мы в соседних частях. На самом Белом море. В Приполярье каждый человек как на ладони. Не требуется микроскоп и даже лупа, дабы понять, что ты за индивид. У Кольки всё написано на лице. Обаятельность, общительность, безотказность, доброта, и даже интеллигентность! В профессиональном плане старший лейтенант не отставал от своих человеческих качеств. Обособленность подразделений, условия Крайнего Севера, груз ответственности сделали из Кольки настоящего эскулапа.

Маститый доктор вполне заслуженно учил нашего солдата фельдшера: «Сынок, меньше мажь, больше режь!». Возрастная разница между ними была не более двух лет…

А как Вам такой случай.

Заболевает у меня солдат. Связи с соседями нет. Прыгаю в трактор и как только позволяет техника и песчаные дюны мчу к доктору. С порога начинаю «докладывать» симптомы.Николай укомплектовывает врачебный саквояж, одновременно обращаясь к красавице жене:

— Люд, налей пока Борисычу кофейку.

— Коля, какой кофеёк?! У меня боец загибается! — отказываясь от угощения, тороплю доктора.

Ответ я не только помню до сих пор, но при случае, бывает, и цитирую:

— Не боись, Серёга! С «животом» шесть часов проживёт точно!

История на этом не заканчивается. Осмотрев бойца, Николай оказал ему первую помощь и резюмировал о необходимости санрейса на вертолёте в областной центр.

Как он в звании старлея выбивал вертолёт у полковника — надо было слышать. Дежурный офицер, в доступной форме, узнал от нашего интеллигента всё не только о себе, но и ближайшей родне. Зато менее чем через два часа уже был различим шум винтов санитарного Ми-8…

Без преувеличения спасённый Колей солдат, явно чаще меня вспоминает военного медика.
Не скажу точно кто для меня Колька. Друг — слишком громко. Приятель — слишком банально. Но я всегда хотел и пытался его разыскать. С того момента как служебные пути наши разошлись.

Позавчера получил известие о Коле…

Не представляю, как позвонить и что сказать его Людмиле..

А всех настоящих врачей, я и впредь буду называть докторами. Как Кольку.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Александр

    Очень «метко» написано про Меха Н.В.!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *