Рогожкин С. Конспирация

Конспирация …является одним из основополагающих принципов оперативно – розыскной деятельности.

Опера, наполовину в шутку, наполовину всерьёз, нередко замечают: высшая степень конспирации – это её полное отсутствие! Автор также длительное время разделял общепринятую точку зрения, пока не узнал о «наивысшей» степени конспирации.

Случилось это в городе контрастов – Саратове. Главные действующие лица – опера. Один «УИНовский», другой – «ОБЭПовский».*

Классическим путём, а именно от источника оперативной информации, то бишь от агента, а на тюремном жаргоне – наседки, Игорёк (уиновский опер) получает серьёзнейшую информацию. Сведения касаются хищений и мошенничества на одном из крупнейших мероприятий области. В случае подтверждения и удачной реализации, дело обещало быть громким, со всеми вытекающими последствиями. Игорёк – тёртый калач, а посему ценную информацию отражать нигде не стал, докладывать руководству, и не помышлял. Думал же лишь о том, как ею удачнее распорядиться, проще говоря, кому лучше «слить» сведения, поскольку в компетенцию УИН они не входили. Критерии лучше и удачнее для нашего героя означали только количество проставленного магарыча. А посему к данному вопросу Игорёк подошёл со всей серьёзностью и основательностью. Знакомого мента Сашку попросил найти «правильного» опера из бэхов – чтоб «информашку не загубил, барабана (агента) не засветил, и на проставу не поскупился!». В результате поисков выбор пал на Олега, настырного парнишку, не замеченного в шкурничестве и рвачестве. Встречу назначили в одном из кафе города. Кафешка ничем не примечательная, с дикой смесью запахов от курицы гриль, пережаренных чебуреков и сигаретного дыма. Лучшее место для отдыха и деловых встреч оперов, живущих на зарплату. Игорюня, как инициатор встречи, пришёл первым, и уже изошёл слюной, дожидаясь коллегу. От голодного обморока спасали только сигареты, выкуриваемые одна за другой. Сделать предварительный заказ он не решался, поскольку денег, как обычно не было. Да и ни к чему они сегодня: башлять предстояло смежнику, в качестве благодарности за информацию. Олег, в общем-то, и не опаздывал, но появился как раз в тот момент, когда Игорюня уже мечтал «толкнуть» информашку первому попавшемуся официанту за кусок ветчины и кружку пива. Честь офицера была сохранена.

Быстро познакомились и уткнули носы в меню. Каждый рассчитывал на своё. Игорёк – погулять на славу, Олег – отделаться малой кровью, то бишь небольшой суммой. Тем не менее, следуя «протоколу», Бэх первым предложил заказывать УИНовцу, заявив, что платит он. Главная фраза произнесена, и воодушевленный Игорёк купеческим жестом стал подзывать официанта. Олег, всё-таки, несколько огорошил нового знакомого, заявив, что пить не будет, ввиду предстоящих неотложных дел. Визави только улыбнулся про себя…

Первый заказ разнообразием не отличался: два салата и 0,5 водки. Размеренно потекла беседа. Темы традиционные.  Пайковые, завал работы, дураки-начальники (коих в Саратове великое множество), бабы и т.д. и т.п.  Только Олег периодически ёрзал и безуспешно пытался перевести беседу к основному предмету встречи. Поешь, не гони лошадей, — парировал более опытный опер. Игорёк тоже решал свою задачу. Ему надоело пить одному. Незамысловато предложил пропустить рюмочку собеседнику и перейти к делу. Олежек купился. Махнул соточку…

…Очнулся Олег дома. И это был единственный плюс. Голова гудела как трансформаторная будка, внутри мутило, во рту, видимо, побывали все кошки дома и близлежащих дворов. Попробовал оторвать голову от подушки. В ответ застучали молоточки внутри головы. То ли застонав, то ли заскулив, собрал некоторое подобие воли в кулак и выбрался в кухню. Выпил стакан воды. Не почувствовал ни вкуса, ни консистенции. Достал из аптечки какую-то таблетку. Внушил себе, что это цитрамон и запил вторым стаканом воды. Первые признаки жизни стали появляться лишь спустя какое-то время. На часы даже не глядел, т.к. боялся не узнать цифры. Пытался хмурить лоб, дабы вспомнить какие-либо подробности вчерашнего дня. А может и позавчерашнего. Основную канву он помнил. А именно, зачем встречался и с кем. Остальные детали напрочь отказывались покидать закоулки памяти. Нечеловеческое напряжение серого вещества вытолкнуло на поверхность воспоминание о том, как на всё кафе орали о каких-то ворюгах и разрабатывали планы их «посадки». В чём «провинились» ворюги,  и какие бы то ни было подробности, наш герой не помнил. Профессиональный долг требовал восполнения пробелов. Позвонил Сашке и, ничего не объясняя, узнал телефон Игоря. Связался с опером и пригласил «попить пивка». Предложение было принято быстрее, нежели собеседник договорил.

Встретились на нейтральной территории. В детском парке. Расположились на лавочке. Игорёк «об глаз» открыл обе бутылки. Корефан не оценил трюк и лишь жадно припал к горлышку бутылки. Да-а, здорово парня прихватило, — безошибочно определил УИНовец. Мгновенного облегчения не последовало, и друзья некоторое время просидели молча. Затем Олег сбивчиво объяснил Игорю, что практически ничего не помнит, и попросил последнего повторить суть и детали оперативной информации.

Да ты чё?! – округлились глаза у Игорюни. Я ж тебе как на духу, как батюшке на исповеди всё выложил, и… забыл. Снял, как говориться с контроля…

Наливай ещё, — выдавил из себя Бэх, законспирировались, б…!

* УИН — Управление исполнения наказаний.

ОБЭП – Отдел по борьбе с экономическими преступлениями. Оперов ОБЭП до сих пор чаще зовут «Бэхами» (по старой аббревиатуре – ОБХСС: отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). Прим. автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *