За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Блытов В. Кузя. Первое боевое

На обратном пути, Науменко попросил пригласить на отдельную беседу Носова, Миронова  и Осиповича.

Когда все собрались, Науменко немного помолчал, побарабанил пальцами по столу немного задумался и потом неожиданно начал говорить о задуманном:

— Кузьма Степанович, Николай Николаевич, Михаил Юрьевич, Сергей Викторович – получите первое боевое задание. Нам нужна ваша помощь. У нас есть сведения, что часть оружия и боевиков идут в Чечню с территории Украины через Ростовскую область и Краснодарский край. Попытки задержать, ничем не заканчивались. Идет утечка информации, на самом высоком уровне. Мы бьем, но бьем мимо. Несколько раз выводили на проверки подразделения Ускова. Мимо. Сегодня о ночной проверке знаем только я и теперь вы – он посмотрел на часы – к 17 часам на своих милицейских машинах к вам подъедут лейтенанты Суворов из станицы Переяславской и Мамонтов из станицы Холмской. Вот им пакеты от их руководства. Они переходят в ваше полное подчинение до завтрашнего утра. Куда и зачем идете никому. Спросят просто марш бросок до Горячего ключа и все.

Науменко достал из черного портфеля, лежавшего, два конверта, опечатанных сургучными печатями.

— В этих пакетах – продолжил он — ваши полномочия, подписанные губернатором края на право проверки машин, документов и грузов. Здесь карта, где лучше всего вам ставить засады. Ваше задание выйти к ночи в эту точку у города Кропоткина. Занять севернее перекресток дорог и перекрыть трассу «Ростов – Баку». Проверка ночью с выхода в точку и до семи часов утра. Если кого задержите сразу сообщить в ФСБ края и лично мне. С местными властями, ни в какие переговоры не вступаете, себя не обозначаете. Вы выполняете личный приказ губернатора. Ищите дезертиров – это легенда. На деле ваша задача найти оружие, поступающее на Кавказ и потенциальных наемников, едущих на войну. К 7 утра подъедем к вам с начальником ФСБ края и его офицерами, если конечно будет урожай. Если нет, то снимаетесь, и самостоятельно следуете к себе – улыбнулся он – задача ясна?

— Так точно – ответил Кузьма, забрав карту и пакеты.

Обедали, как всегда, вместе с казаками. За отдельный стол в столовой посадили прибывших лейтенантов и Лизу Хохонько. Она, конечно, произвела фурор среди казаков. Все пытались познакомиться с ней, постоянно смотрели в ее сторону, и что-то обсуждали.

— Видите, что твориться Владимир Александрович – в отчаянии спросил Кузьма.

— Ничего привыкнут, и все будет нормально. И потом ты хочешь, чтобы твои ребята не смотрели на такую красоту? Я и сам готов смотреть.

— Мне кажется, не привыкнут никогда. Будут только проблемы.

Провожали Науменко к машине часов в семнадцать Кузьма и Носов. Науменко увозил списки необходимых поставок отряду, предоставленных врачом, начальником тыла и зампотехом. Обещал выполнить все заявки.

Был прекрасный вечер. Солнце еще ярко светило, но горизонт и небо отсвечивали красными бликами. У КПП стояли две милицейских машины, у которых мялись два лейтенанта.

— Прибыли в ваше распоряжение, — доложил один из них Кузьме .

Кузьма пожал им руки

— Видишь Кузьма, как у нас все точно? – сказал Науменко – я поеду, а вы начинайте выдвигаться

Кузьма и Носов пожали руку Науменко

— Постараемся оправдать ваше доверие Владимир Александрович.

Милиционеры по приглашению Кузьмы пошли к штабному домику.

— Кузьма Степанович возьми новые списки, — протянул Носов Кузьме листок.

Кузьма взял его и прочитал:

— Ничего себе 142 человека уже.

— Да это точно. И за каждого мы с тобой несем персональную ответственность перед родителями, женами, детьми.

— Ненавижу я эту войну Николай Николаевич. Мне кажется, что мы не сможем победить, пока в Кремле сидят олигархи в креслах и вливают в эту войну деньги. Мне кажется, что если это коренным образом не решить, то  так и будет тянуться, захватывая все большие территории. Сегодня Чечня, потушим, а завтра вспыхнет Ингушетия, послезавтра Дагестан, Черкесия, Кабарда, Татарстан, Башкортостан и так далее. А если эта гадость в Россию перекинется, запылают наши города, взорвутся электростанции, поезда, метро, дома. Взорвется вся Россия. Это ужас. На это и расчет наших врагов. Мы должны, не дать вырваться этой гадине, на территорию России. Должны убить ее в ее гнезде.

Николай Николаевич сжал губы, а милиционеры с удивлением посмотрели на Кузьму.

Они не заметили, как подошли к штабному домику из открытого окна комнаты, раздавался чистый голос Лизы Хоханько:

— Ты ж моя зоринька, зоринька чистая …

Милиционеры переглянулись между собой. Кузьма приказал вахмистру Волкову собрать всех офицеров у него в комнате.

Через пятнадцать минут все собрались вместе.

Кузьма встал и тихо сказал:

— Получен боевой приказ. Нам надо выдвинуться в сторону Горячего ключа, переправиться через Кубань у Кропоткина и занять определенную точку. Цель проверка нашей мобильности, заодно поиск дезертиров. Идут четыре отделения взвода разведки и два взвода Павленко и Ковтуна. Сейчас мы дадим команду и выступаем вместе с вами в назначенное место. Идем колонной в 2 БТР-80М, один штабной БТР-80К, два  «Урала» с личным составом. Милиция нас сопровождает. Одна машина возглавляет колонну, вторая замыкает. К часу ночи мы должны выйти на трассу «Ростов – Баку» в районе города Кропоткина. Там вскроем конверты, предназначенные для нас. Отдельно идет конная группа старшего лейтенанта Осиповича. Она выходит раньше к назначенному месту и ждет нас.

— Мне все понятно – сказал Осипович – вооружение какое?

— Полное, для ведения боевых действий. Минометы, орудия не берем.

— Нам понятно – протянул тот милиционер, который был пониже ростом из станицы Холмской – а задача-то какая дальше будет у нас?

— Задача самая простая сопровождать колонну до трассы Ростов-Баку до Кропоткина, а потом вскрываем конверты. А что в них не знает никто, кроме Господа Бога – заулыбался Кузьма – средства связи есть? Предположительно путь на Горячий ключ.

— Стационарные милицейские рации. Мой позывной – Ирбит-13, а Мамонтова позывной Донецк -10. Да хотя бы знать, будем завтра дома или нет? В Чечню, что ль идем? Раз в ту сторону.

Кузьма заулыбался:

— Нам бы тоже хотелось знать, куда и зачем идем. С собой возьмем сухпаи, в том числе и на вас. Пока идите в столовую, вас там накормят. Вот тот дом с большим крыльцом. Волков сопроводи доблестную милицию поужинать – перехватил он Волкова, заглянувшего в кабинет.

Милиционеры ушли с Волковым.

Кузьма оставил только офицеров, прикрыл, поплотнее двери:

— Первая боевая задача. Опозориться не должны. Сергей Викторович техника не подведет?

— Нет у нас все нормально. Водители и шоферы готовы.

— Михаил Юрьевич вы с разведчиками можете уже выходить. Встреча у выхода на трассу, не доходя станицы Павловской. Ваша задача уйти скрытно, оставив здесь одно отделение, изображать вас на месте. Пусть кидают ножи, показательно занимаются рукопашкой, громко поют песни.

— Это сделаем. Идем четырьмя отделениями. Одно Атаманова остается на месте, жечь костры и петь песни. Я пошел к своим.

— Сергей Викторович,  — обратился Кузьма к Миронову — чтобы в половину одиннадцатого колонна стояла у КПП. Идет с нами Варганов, а ты остается на здесь. Заодно проверим парня в боевой обстановке.

Миронов попытался возразить, но Кузьма остановил его жестом:

— Так надо для пользы дела. Кто-то из старших должен остаться в лагере для решения неотложных проблем. Связь с нами на КВ. Если что понадобиться мы выйдем на вас.

Когда все вышли к Кузьме и оставшемуся Носову заскочил Осипович.

— Командир, что за шум, а драки нема? В чем проблема-то? Я хоть должен знать?

Кузьма подумав, потом посмотрел на Николая Николаевича, который сразу уткнулся в блокнот и потом тихо сказал:

— Группа идет перекрывать трассу «Ростов-Баку» в районе Кропоткина.

Он разложил на столе карту, переданную ему Науменко, и Кузьма с Михаилом стопились вокруг нее.

— В Краснодар не заходим. Идем по обходной дороге через Динскую, Пластуновскую, Воронежскую, Усть-Лабинск, Тбилисскую. На трассе становимся до развилки. На мосту стоит милиция, но через Кропоткин есть еще дорога, на станицу Кавказскую, где есть второй мост, туда тоже ставим наблюдательный пост. С остальным разберемся на месте —  инструктировал своих ближайших помощников Кузьма – ты со своими будешь перекрывать второй мост. Поэтому сразу выходи туда. По связи доложишь занятие места. Одно отделение оставишь здесь на развилке дорог для контроля.

— А для чего весь этот шум? – спросил, откидываясь в кресле, Осипович

— По данным ФСБ в Чечню с Украины идут поставки вооружения и наемников. Милиция и армия бессильна взять за руку. Или слишком продажны, или слишком сильная на Кубани диаспора, помогающая чеченцам. О месте и времени нашей засады знают только Науменко и вы двое. Форма одежды, наша камуфляжная, морпеховская, со знаками различия и обязательно красной лейбой «Тамань». Черные шапочки и сферы тоже с надписью «Тамань».

— Тогда мы по коням. Первое блин не должен быть комом. У меня идут два отделения Беловых, Семенчука и Мирошенко – встал со стула и улыбнулся Осипович.

Николай Николаевич встал, прошелся по комнате:

— Что ж посмотрим, удастся или нет взять кого. Это тоже показатель готовности нашего отряда и его проверка.

К 23 часам два взвода во главе с вахмистром Волковым разместились в «Уралах» Во второй «Урал» с санитарной сумкой залез фельдшер Вислогузов.

Кузьма занял место в штабном БМП, Носов занял место во втором БТР-е, в третьем месте БТР-е занял место хорунжий Варганов.

Впереди колонны вышла милицейская машина, вторая заняла место в хвосте колонны. Около штабной машины, стоявшей сразу за милицейским УАЗ-ком, собрались все офицеры.

— Куда идем сейчас товарищ майор? – спросил в полголоса один из милиционеров, видимо возглавлявший колонну.

— Не майор, а капитан 3 ранга – усмехнулся Кузьма — идем до станицы Динской. Там я дам дальнейшие указания. Скорость движения 50 километров в час – ответил Кузьма, разглядывая карту – позывные милиции на марше «Восток-1» передняя машина – сказал Кузьма первому милиционеру, вы «Восток – 2» замыкающий – сказал второму милиционеру — мой позывной «Тамань-1», Николай Николаевич. Вы в БТР-е первом — «Тамань -2», вы Андрей Григорьевич во втором БТР-е — «Тамань – 3»,  первый «Урал» — старший Волков — «Тамань-4», Ковтун на втором «Урале» – «Тамань-5». Циркулярный вызов «Кубань». Теперь запишите все сигналы управления. Всем стоп — «Василек», опасность —  «Пламя», продолжить движение — «Гвоздика», неисправность — «Бочка». Каждые пятнадцать минут, то есть в ноль, пятнадцать, тридцать сорок пять и опять в ноль проверка связи по типу «Я Тамань-5 — исправно». Ответов на проверки не будет. На месте разберемся с остальным. Сверим часы – Кузьма посмотрел на свои «командирские» — у меня двадцать часов три минуты. По машинам!

Все побежали по машинам. Кузьма занял командирское место в своем БТР-е, надел шлемофон и подключился к переговорному устройству, выждал некоторое время и дал команду по рации

— Кубань гвоздику исполнить.

— Гвоздику исполняю я Восток-1 – прошел ответ первого милиционера и в прорези визира Кузьма увидел, что первый УАЗик тронулся вперед.

—  Гвоздику исполняю я Тамань -1 — прокричал Кузьма, и ткнул в плечо механику-водителю. Тот включил скорость, и БТР мягко тронулся с места

— Гвоздику исполняю я ……….  — репетовали команду, трогаясь следующие машины.

В лагере Миронов пригласил Игоря Плахова, Диму Сыркина, комбата Ускова сыграть в карты к нему в комнату.

В седьмом часу колонна вошла в станицу Динскую. Колонна прошла этот участок хорошо, компактно, не давая себя разбивать, обгонявшим по дороге легковым машинам. Каждые пятнадцать минут по связи командиры машин докладывали о том, что все исправно и это радовало Кузьму, что все идет, как он приказал.

— Всем «Василек» за Динской — скомандовал Кузьма и дал команду механику водителю остановить БТР, когда проехали последние дома станицы и отъехали метров на 200.

Колонна замерла, прижавшись к обочине.

Кузьма открыл командирский люк, и выпрыгнул на обочину дороги. От переднего УАЗика уже быстрым шагом шел милиционер, от задних машин бежали другие командиры и замыкающий милиционер.

— Ну что братья-командиры все нормально?

— Нормально – ответил за всех Николай Николаевич, отряхивая пыль с штанов.

— Ну, тогда идем до Платнировского поворота и там поворачиваем на станицу Раздольную.

Возглавляющий колонну милиционер внимательно посмотрел на свою карту, что-то сверил и затем подтвердил, что ему все ясно. Механики водители и другие бойцы справляли в кустах, у обочины естественные надобности или просто разминали ноги, приседая и нагибаясь.

Аветисов с командой из станицы Славянской выжимали гирю, и громко смеялись.

— Автисов ты, что и гирю с собой взял? – спросил, улыбаясь Кузьма.

— Так точно, а как мы без нее. Если, что можно и боевика ей можно придавить.

Все вокруг засмеялись. Кузьма тоже, видимо представив боевика под тяжестью это гири.

— По машинам — раздались крики командиров и моментов всех быстро смело с обочины дороги.

— Не пойму, кто вы? – на пути к своей машине спросил, замыкающий колону милиционер у сержанта Ковтуна – вроде военные. Судя по нашивкам на рукавах, морская пехота, но беретах якорей нет.

— Так их нам пока не подвезли. Подвезут, наденем – отшутился Ковтун.

— Ладно морская пехота, а БТР-ы у вас не морские. У них же водоплавающие, для высадки с моря. Я видел.

— Так мы с Тихоокеанского флота, нам такие дали здесь. Вот теперь ищем своих, они где-то в Чечне воюют, в горах. Пока ждем команды.

— А, тогда понятно. Я слышал о ваших, когда дворец Дудаева брали – протянул задумчиво милиционер – но выговор у вас наш кубанский, а не дальневостчный.

—  Так я с Кубани призывался. Какой еще выговор может быть? Давай по машинам. Пока – сказал Ковтун, открывая дверь своей машины.

— «Гвоздика» — раздалась команда Кузьмы по рации и вся колонна медленно тронулась вперед.

— «Гвоздика» я Тамань-5 — отрепетовал Ковтун вслед за Волковым.

— «Гвоздика» я Восток-2 – послышался доклад замыкающей машины.

До поворота на Раздольную проскочили быстро и ушли вправо, оставив слева станицу Кореновскую.

В восемь часов стало темнеть и теперь машины шли, освещая себе дорогу фарами. Механики-водители включили приборы ночного видения.

К 23 часам подъехали к развилке на станицу Тбилисскую.

— Общий «Василек» – раздался в эфире – перерыв 15 минут.

Бойцы стали соскакивать с машин, и выпрыгивать из бронетранспортеров. Большинство бросились сразу в кусты. Командиры собрались у командной машины.

— В Тбилисскую, не заходим, обходим ее по объездной слева – инструктировал Кузьма, ничего не понимающего милиционера, возглавляющего колонну.

— А чего мы напрямик не пошли, а крутим здесь, не поймешь зачем – выразил вслух сомнение тот.

— Так надо лейтенант. Вскроем пакеты, поймем, что к чему. Такие приказы сверху – улыбнулся Кузьма.

Через 15 минут раздалась команда по машинам и бойцы сломя голову бросились к своим машинам и БТР-ам

— «Гвоздика» я Тамань -1» — раздалось в сети управления, и колонна в темноте двинулась дальше.

Сильные фары БТР-ов хорошо высвечивали обочину. Иногда мимо пролетали засыпающие хутора, кусты, деревья.

— 24 00 – отметил на своих часах Кузьма, когда колона вышла на трассу «Ростов-Баку» — «Общий Василек» — скомандовал он. Колонна опять замерла у обочины.

Командиры снова собрались у командирского БТР-а.

— Дальше идем медленно. Скорость 20 километров по трассе в сторону Ростова до лесопосадок.

— А вскрыть конверты. Вон же Кропоткин. До него рукой подать – спросил один из милицейских лейтенантов.

— Вскроем, когда встанем – спокойно ответил Кузьма.

Через некоторое время по обеим сторонам дороги показались лесопосадки. Колонна снова остановилась у видневшегося в свете фар перелеска.

Офицеры и командиры групп собрались у БТРа Кузьмы

Кузьма вскрыл конверт, и подал его милицейским лейтенантам:

Там было лишь одно приказание начальника УВД края, что лейтенанты поступают в полное распоряжение командира отряда «Тамань» до его возвращения в лагерь.

Кузьма оглядел всех и начал инструктаж.

— Товарищи командиры. Боевое задание. Нам надо перекрыть все дороги в районе Кропоткина и проверять, проходящие здесь ночью машины. Основное что ищем – это нелегальное оружие. Все фуры смотрим, даже с самыми прекрасными документами. Смотрим как надо, вплоть до выгрузки груза и полного осмотра машин и ищем потенциальных наемников движущихся в Чечню. Вы Суворов – ставите машину на обочину здесь – Кузьма улыбнулся Суворову — вам даем отделение из пяти человек из взвода Ковтуна. Осуществляете обычный досмотр машин. Снайпер, пулеметчик и командир отделения будут в засаде, остальные при вас. Позывной вашей группы, как и был «Восток-1». Я с остатками взвода Ковтуна прохожу далее по дороге метров на 100 и маскирую прячу БТР в зеленке. Ближе к Кропоткину на 100 метров отходит Николай Николаевич со взводом Павленко и так же прячет БТР в зеленке. По моей команде оба БТРа готовы оседлать дорогу и никого не пропустить. Позывной ваш как и был «Тамань-2».

Носов кивнул головой в знак того, что все понял.

— Третий БТР и один «Урал» во главе с лейтенантом Варгановым, а также машиной сопровождения лейтенанта Мамонтова – Кузьма кивнул на милиционера — и одним отделением из взвода Павленко идет на эту дорогу в распоряжение Осиповича. Позывной как и был «Тамань-3» и «Урала» – «Тамань-4». Задача та же, что и у нас.

Варганов кивнул головой.

— Взвод Осиповича должен быть здесь. Выполняете все его команды. Задача та же, что и у нас. Все машины маскируете в зеленке, так чтобы можно было выскочить моментом на трассу. Со мной медицина — фельдшер Вислогузов.

— А второй «Урал»?

— Второй «Урал» идет на этот перекрёсток у станицы Кавказской. Там уже должно быть отделение Мирошенко. Старший старшина Волков. Позывной «Тамань-5» и задача сообщать нам о всех видах движения. Кто, куда сколько, зачем. Понятно?

— Просто контролировать проезд или досматривать? – спросил Волков.

— Проверять документы и о всех проезжающих докладывать нам по связи.

— Ясно – дружно ответили офицеры.

Вопросы есть? – улыбнулся Кузьма — стараться ни при каких обстоятельствах себя не демаскировать.

— Товарищи лейтенанты обратился Кузьма к милиционерам — перестроить радиостанции ваших машин на мою волну и никуда более до моей команды не переходить и ни с кем не связываться. На то, что идет от Кропоткина в сторону Ростова внимания не обращать. Особое внимание фуры, микроавтобусы «нивы» и джипы. Теперь сигналы. Сигнал внимание — «Асфальт», сигнал тревоги — «Обрыв», сигнал полная тревоги — «Взрыв» по этому сигналу БТР-ы и машины блокируют дорогу и любое движение, сигнал «Блокада» — донесение о занятии исходных мест.

— Все записали? Тогда по машинам.

БТР Кузьмы урча прошел дальше по дороге. Остальные машины развернулись и проследовали занимать свои места. Развернувшись, ушли «Уралы». Через на дороге остался только лейтенант Суворов с милиционером шофером и двое солдат. Через двадцать минут прошли доклады, что БТР и машины милиции заняли назначенные им места и позиции. Через 40 минут доложили о занятии позиций группы Осиповича и Волкова.

Прошло несколько машин в сторону Кропоткина и одна фура. Суворов добросовестно осмотрел их, но они не представляли интереса. Каждые пятнадцать минут проходила проверка связи почти со всеми.

 

Николай Самохвалов с напарником Мишкой возвращался на своей фуре из Словакии, и его тормознули, на транзитном пункте на границе с Украиной.

— Порожний идешь? Хочешь заработать немного. Заедешь в городок Драгутин це близ Коломыи и возьмешь груз для магазина до Ставрополя, куда ты как раз и едешь. И тебе добрый приработок и хозяину груза заработок.

Пока Николай оформлял документы на груз, Мишке предложили посмотреть за одной из машин дешевые спортивные костюмы «Адидас» и фирменные кроссовки.

Мишка выбирал себе и Алене костюмы, смотрел другие товары, которые разложили перед ним продавцы. А в это время, крепкие парни в считанные минуты загрузили фуру зелеными явно военными ящиками, которые снаружи замаскировали картонными коробками с телевизорами в несколько рядов.

— Це, наш груз до Дагестану. Сдашь груз в Махачкале Шамилю Гаджиеву на улице Дадашева 25, магазин «Электроника» — втолковывал Николаю в диспетчерской невысокий плотный мужчина – повезешь телевизоры «Панасоник»

— А почему до Дагестана? Я ведь иду на Ставрополь и мне сказали, что груз в Ставрополь.

— Ну, так Ставрополь и Дагестан. То ж завсим рядом пан. Мы хорошо платим тебе за неудобство. С тобой пойдет машина сопровождения. Если что помогут. Груз-то дорогой. Вот хозяин груза Ваха Умарбеков, с ним его джигиты. Они проведут тебя по самым трудным дорогам. Сам понимаешь бизнес, это бизнес. Быстрее доставишь товар, больше денег получишь. На тебе немного три тысячи зеленых рублей задаток – сунул он в руки Николаю пачку американских долларов – бери, бери. Доставите груз в целости, будет еще семь. Уж очень хозяин переживает.

Расстроенный поездкой в Дагестан, куда водители из Ставрополя, да и с других городов России, последние года три ездили весьма неохотно, Николай тем не менее, не спеша пошел к машине, пересчитывая на ходу доллары.

У машины танцевал Мишка в новом красном костюме «Адидас» и новых кроссовках с серебряными светоотражателями на штанах.

— Николай Иванович. Ты глянь, что я купил себе и Аленке и практически за бесценок. Это, надо же по цене трех буханок хлеба, и на тебе какое богатство. Вам не надо? Из той фуры ребята продают.

— Ворованное, небось продают? – брезгливо посмотрел на Мишку, Николай Иванович – фуру, как наша, бомбанули на дороге, а водил может и зарыли. А имущество потому и дешевое, что бесплатно досталось. Думать надо. Ты, балабол хорошо проконтролировал погрузку – подошел он к открытым еще дверям фургона.

По самые двери были уставлены коробки из под телевизоров, с надписями на иностранных языках.

Николай Иванович потер лоб:

— Ты видел, что они нам грузили?

— Да конечно – соврал, не покраснев Мишка – телевизоры эти. Только такие коробки и были.

— Ну, телевизоры, так телевизоры – успокоился Николай Иванович – ладно выезжаем и пообедаем по пути. Давай за руль. Теперь тебе в твоем красном костюме только за рулем и сидеть. Все бабы будут твои.

—  А что Иванович, может возьмем центровую на дорогу. Хохлухи дюже хороши.

— Дурак, ты Мишка. Нас будет сопровождать темно-синий БМВ с хозяином груза, а ты про баб разговорился. Да за баб он нас в первом лесу и закопает.

Мишка испуганно посмотрел на Николая Ивановича.

Когда они выехали с транзитной  станции загрузки, уже у самой дороги их тормознул плотный кавказец с недовольным лицом, который вылез из машины с дагестанскими номерами, на которых красовались цифры 555.

— Я Ваха Умарбеков и буду вас сопровождать до Махачкалы на этой БМВ. Если будут проблемы с ментами или бандитами я по пути улажу со своими людьми. Но идти без остановки. Завтра должны быть на месте. Маршрут движения указан здесь – он протянул бумажку Николаю Ивановичу – вот тебе рация для связи со мной и он протянул черную рацию с надписью «MIDLAND», частота 42. Так держи все время включенной. Вставишь этот адаптер в прикуриватель, чтобы не менять батарейки. Мы на связи будем все время.

— Да у нас есть своя рация.

— Свою рацию в жопу засунешь себе или своему напарнику. В той рации, которая у тебя, частоты прослушиваются милицией. А эта имеет немного другой диапазон. Бери и не разговаривай.

Николай Иванович сел в машину и положил рацию перед собой:

— Что-то мне не понравился этот Ваха. Хотя заплатили аванс три тысячи зеленых. Может все хорошо и будет. Обещали в Махачкале еще пять дать.

Про семь обещанных он не стал говорить Мишке, и столько хватит голозадому.

— Ну, так мы с Аленкой, купим круиз на Багамы.

— Багамы, Багамы. Придурок, ты Мишка. Ты что не понимаешь, что завтра война к нам придет. Рвать надо со Ставрополя, куда подальше. Лучше конечно за границу, но там нас никто не ждет. Да и с большой семьей далеко не уедешь. Переберусь я лучше в Псков. Это  подальше от этого Кавказа.

— А что Иванович ты думаешь, что нас достанет.

— Конечно. Смотри, как чехи к нам мигрируют. Когда их станет больше чем нас. Сам сбежишь.

За окном проносились виды Украины. Мимо летели города, деревни, опознавательные знаки еще недавно своей страны, ставшей совсем недавно чужой.

— У них ГАИ, называется ДАИ, как Дай прямо. Полностью соответствуют своему названию. На каждом углу шакалят. Хорошо, что мы с Вахой идем. На него не очень-то наедешь.

Но, как ни странно, сегодня их никто не тормозил. Мало того на пропускном пункте, их пропустили без очереди и их не стали особенно смотреть ни украинские ни русские таможенники.

— Прям, чудеса какие. Никогда так не ходили, что бы все было открыто, ничего не взяли и даже не посмотрели – не понимал Николай Иванович – прям нам ворожит кто-то. Если так пойдет, то завтра будем в Дагестане.

После Ростова уже пошли знакомые места. До Ставрополя было рукой подать. Но близость Чечни, давала себя знать. На железнодорожных переездах, приходилось пропускать воинские эшелоны, идущие в Чечню, больше людей стало встречаться в военной форме. Но милиция их, по прежнему, не останавливала. Останавливались только на заправках, благо свой бензин был дешевле заграничного. Ваха к ним не подъезжал и если, что надо было, он давал команду по рации. Шел на дальности прямой видимости. Несколько раз меняли маршрут, уходили с трассы по команде Вахи, видимо обходили милицейские посты.

— Не хочет платить зараза, а откуда он знает, где они стоят?

— Может сами, ему и рассказывают? – засомневался Николай Иванович.

Стало смеркаться он недавно сел за руль. Закончилась Ростовская область, и потянулись Кубанские степи и перелески.

— Скоро Кубань. В Кропоткине будем переезжать. До Ставрополя, Минвод, Пятигорска уже рукой подать.

— Перед мостом в Кропоткине милицейский пост. Но там договорено и все будет нормально – раздался по рации скрипучий голос Вахи.

— Я говорил, что он все знает – проскрипел из койки сзади голос Мишки.

Внезапно за поворотом фары большегруза высветили милицейскую машину. Стоявший у машины милиционер в светоотражающем жилете поднял вверх жезл.

Ваха, нас менты останавливают – передал по рации Николай Иванович, сбавляя скорость и показывая, что он останавливается.

— Их здесь не должно быть – каким-то растерянным голосом, ответил Ваха – я сейчас разберусь с ними.

— «Тамань-1» я «Восток-1» сигнал «Асфальт», большегруз со ставропольскими номерами за ним идет иномарка – передал по рации Суворов.

— Понял я «Тамань-1» — ответил Кузьма – всем приготовиться.

— Понял я «Тамань-2» — отозвался немного сонным голосом Николай Николаевич.

Кузьма представил его, засыпающим в кресле и улыбнулся.

— Сколько их человек? – спросила рация взволнованным голосом Вахи.

— Вижу два мента у машины и за машиной двое солдат в касках и с автоматами и рацией.

— Все нормально. Это нормальная проверка. Сейчас я свяжусь с их начальником, и нас пропустят.

Николай Иванович остановил машину, и дрожащей рукой стал доставать документы. Мишка проснулся, нацепил свои красные шаровары, и соскочил с кресла.

Любая проверка на дороге – это прежде всего стресс, особенно ночью, когда ниоткуда появляются люди с оружием. Но это Кавказ и рядом идет война.

— Лейтенант милиции Суворов, прошу предъявить документы и содержимое машины.

Посмотрев внимательно права и документы на машину, лейтенант спросил:

— Что, везем, откуда и куда?

— Груз с Украины, телевизоры «Панасоники» в Дагестан.

— «Тамань-1» я «Восток-1» иномарка встала метрах в 50 и выключила свет.

— Откройте кузов и предъявите груз — потребовал лейтенант милиции, не отдавая документов.

Сержант милиции Храмов перегнал машину и фарами осветил прицеп.

Николай Иванович и Мишка дрожащими руками стали открывать кузов.

 

— Слушай полковник, мы за что тебе деньги платим? Что за досмотр на дороге? Мы тебе сколько заплатили? – ревел Ваха на начальника районного отделения милиции.

Тот видимо только проснулся, и оправдывался:

— Там не должно быть постов. У меня пост на мосту и они предупреждены о проходе фуры. Больше здесь никого нет.

— Как это никого нет, когда я вижу сам двух ментов и с ними двое военных в касках и бронежилетах с вашей машиной. Причем военные с автоматами контролируют движение по дороге.

— Я связался по рации с дежурным по отделу. Наших, там никого нет. Я вызвал машину, и сейчас примчусь вас прикрыть. Это какие-то залетные. Может просто заехали бабла срубить и все?

— Нет профи это. Приезжай скорее. А то они полезли уже в кузов – растеряно, ответил ему Ваха.

Внезапно в открытое окно Вахе, сказали ласково:

— Вышли все из машины и руки на капот.

— Это засада — прокричал Ваха шоферу – разворачивайся и гони.

Машина с ревом завелась и сорвалась с места. Из машины раздались выстрелы.

— «Взрыв», «Взрыв» я «Тамань-1»,

— «Взрыв», «Взрыв я «Восток-1» — закричали радисты в эфир.

Загремели выстрелы. Грохнул взрыв гранаты. На дорогу из кустов сзади внезапно выскочил бронетранспортер, угрожающе наставив на машину 30 миллиметровую пушку. С другой стороны выскочил второй бронетранспортер. Оба бронетранспортера перекрыли полностью дорогу. А колеса БМВ в это время уже рвали пули снайперов. БМВ рванула и завалилась в обочину и перевернулась. Из перевернутой машины посыпались подручные Вахи. БТР-ы приблизились, осветили машину

У фуры все бросились на землю.

Кузьма с Павленко неслись к машине, громко крича;

— Всем выйти из машины. Руки на капот. Руки на капот работает спецназ.

 

Внезапно со  стороны города раздались звуки сирены, засверкали огни милицейской цветомузыки и показалась на дороге милицейская «Волга» со сверкающими огнями. НО она уткнулась во второй БИР на броне которого сидел Николай Николаевич.

Из остановившейся «Волги», почти у борта БТР-а, выскочил милицейский полковник со сбитым набок галстуком:

— Вы что тут себе позволяете? Я полковник Берестенко. Я начальник Кропоткинского райотдела милиции. Немедленно представьтесь. Вы ответите, за то, что творите на дорогах беспредел.

Николай Николаевич, высморкнувшись в платок представился:

— Представитель федеральной службы безопасности, капитан Носов Николай Николаевич. Вот мое удостоверение.

Он спрыгнул с брони и в свете прожекторов, показал полковнику Берестенко свое удостоверение.

— А что вы здесь делаете?

— Мы проводим операцию по задержанию чеченских боевиков и их подручных – спокойно и тихо сказал Николай Николаевич.

В это время, у слетевшей с дороги БМВ завязалась потасовка. Кузьма и Павленко рубились с Вахой и его охраной. Драка была недолгой, все охранники и Ваха были обезврежены и связаны.

Что тут у нас в остатке? – спросил Кузьма Павленко — этих связать и в БТР.

— Я думал это бандиты. У меня есть разрешение Министра внутренних дел на оружие – просипел выбитыми зубами Ваха, прикрывая рукой разбитый глаз.

— Разберемся с вашим разрешением. Пока документы приготовьте. Где они у вас.

— Лейтенанту проверить содержимое фуры, а я пойду к Николаевичу помогать. Там похоже местная милиция прискакала на помощь этим.

Выскочившие из кустов ребята помогали разгружать фуру, складывая коробки с телевизорами прямо на дорогу.

— Да с меня хозяин товара, шкуру снимет – плакал Николаей Иванович.

— Так что везешь? – спросил Суворов Николая Ивановича, когда из-за очередного ряда телевизоров показались зеленые военные ящики.

— Телевизоры – только и мог прошептать Николай Иванович, понимая, что крупно попал.

Бойцы помогали выгружать зеленые ящики. Первый открыли. В нем был ПЗРК «Стрела-1», в следующих были ракеты, в третьих пусковые установки гранатометов «Оса» и сами заряды.

— Это что? И кому и куда везешь? – продолжал настаивать Осипович.

— Это, я первый раз вижу. Это его товар он грузил – показал Николай Иванович на БТР, рядом с которым стоял Ваха.

— Что он говорит? Я его первый раз вижу. Я еду из Ростова в Дагестан. Я уважаемый человек. Член законодательного собрания!

— Как это первый раз? А деньги три тысячи рублей за доставку груза в Махачкалу, а рация вон в машине лежит. Можете проверить.

Михайлов, командир отделения, запрыгнул в кабину, быстро нашел лежавшую наверху рацию. Нажал тангенту на рации, и действительно раздался вызов, в лежавшей в кювете БМВ.

— Вы будете отвечать за этот беспредел – бесновался, со связанными руками Ваха.

— Ответим – не ты первый, не ты последний – брезгливо, поморщился Суворов.

— Товарищ полковник разрешите узнать цель вашего прибытия сюда? – подошел к полковнику Берестенко Кузьма.

— Я начальник райотдела милиции Крапоткина и это моя территория. Потрудитесь ответить, кто вас уполномочил товарищ майор – разглядел он на форме Кузьмы одну большую звездочку – вы ведь вы понимаете обстановку.

— Я не майор, а капитан 3 ранга морской пехоты Черноморского флота, уполномочен Губернатором, начальником УВД и начальником ФСБ на проведение осмотров на дороге. Вот мои документы – Кузьма протянул полковнику бумаги выданные ему полковником Науменко.

Полковник взял их и наклонив сторону света стал читать протянутые ему бумаги.

— Лучше пройдем товарищ полковник, посмотрим, какой улов нам удалось выловить.

Они все вместе направились к фуре. Но на пути милиционеров сопровождавших полковника Берестенко встали бойцы взвода Павленко.

— Остальным всем в машину, смотрит только полковник – тихо сказал Павленко, направив оружие на милиционеров.

Те послушно снова сели в машину.

На дороге перед БТРами лежали раскрытые ящики с вооружением.

— Вот посмотрите товарищ полковник. Это было замаскировано телевизорами. Представляете, как это ждут в Чечне – сказал, немного заикаясь, лейтенант Суворов милицейскому начальству.

Полковник Берестенко не мог произнести ни слова. Он ходил от одного ящика к другому.

— Товарищ полковник, а вы не беспокойтесь, я по рации уже связался с руководством, и скоро здесь будет представители военной контрразведки – доложил Носов.

Представители военной контрразведки во главе с полковником упаковали в автозак взятых с поличным шоферов, Ваху и его людей. Приехавший полковник о чем-то переговорил с Носовым, поблагодарил Кузьму за проделанную работу, и увез с собой еще и полковника Берестенко. Машину его отправили в Кропоткин.

Бойцы помогли сложить в большегруз телевизоры и вооружение. Большегруз тоже поехал в сторону Кропоткина.

Через полчаса на дороге, никого не было, и все группы заняли исходные позиции, ожидая очередные приключения.

Думали, что работа на сегодня закончена. Два часа почти ничего не было. В низинах стоял туман, начало рассветать. Все начали потихоньку дремать, но вдруг заработала рация в БТР-е у Кузьмы доложила голосом Варганова

— «Тамань-1» я «Тамань-3» у нас практически по полю едет микроавтобус с людьми. Сейчас будут выходить на дорогу, и идут в сторону Кавказского моста.

— «Тамань-3» я «Тамань-1» задержать микроавтобус и проверить, жду доклада.

— «Тамань-1» я «Тамань-3» в микроавтобусе «Форд-Транзит» 10 человек. На автобусе ростовские номера. Говорят, что едут на сезонные сельскохозяйственные работы в Старополье. В основном украинцы и несколько крымских татар, есть даже негр из Сомали. Ночью пересекли границу с Украиной. Шофер – армянин из Ростова.

— «Тамань-3» я «Тамань-1» проверить все документы и записать данные. К вам идет «Тамань-2».

— «Тамань–2» вам срочно следовать к «Тамани-3». Там пошла работа.

Было видно, как завелся БТР Николая Николаевича, включились фары и он выскочил на дорогу, развернулся и понесся в сторону Кропоткина.

— Шофер, говорит заблудились – с каким-то смешком доложил Варганов.

Вдали по верхушкам посадок, мазало всходившее солнце и чувствовалось, что начинался новый день. Кузьма посмотрел на часы. Половина седьмого. Скоро уходить.

На перекрестке поворота на мост стоял красный микроавтобус, около которого стояло несколько бойцов из взвода разведки в своей униформе и касках-сферах. Рядом с автобусом стояли лейтенанты Варганов и Мамонтов и Осипович.

Варганову, что-то объяснял, и показывал какие-то бумаги невысокий плотный человек с черными волосами и в кепке. Увидев подъезжающий БТР, он бросился к спрыгнувшему с брони Николаю Николаевичу:

— Уважаемый господин начальник. Тут недоразумение у нас. Меня зовут Ованес Нарсесян, меня попросили подвести людей до Ставрополя. Я хотел сократить дорогу, и заблудился на проселке. Еле выехал сюда.

Николай Николаевич, не слушая его, подошел к машине и заглянул на водительское место, вытащил подробную карту Краснодарского края, где были обозначены даже проселочные, лесные и полевые дороги:

— И что Нарсесян вы даже по такой карте не разобрались, как и куда ехать?

— Темно было. Непонятно. Я же не местный. Дорог не знаю. Не заметил.

— А от Ростова шел по трассе? И когда с нее съехал?

— Да черт его знает. Не заметил – потупил свои черные, как маслины глаза Нарсесян.

— Ладно, выводите пассажиров. Будем разбираться с каждым.

Открылась дверь и из автобуса стали вылезать люди. Первым вылез черный, как эбеновое дерево негр. Вылезшие молодые парни, потупив взгляды, встали в одну шеренгу. Некоторые смотрели исподлобья, лишь негр чему-то широко улыбался.

— Шамиль Басаев? – спросил негр Осиповича.

Нарсесян, аж закрыл рукой лицо, и покачал головой.

Мамонтов, стоявший за Носовым, расхохотался

– Товарищ старший лейтенант, он вас принял за Шамиля Басаева.

Все бойцы дружно засмеялись. Засмеялись и задержанные парни.

Давайте знакомиться – предложил Носов парням, стоявшим в строю у машины – документы и все бумаги перед собой на землю. Вынимать все из карманов. И все вещи вынуть из машины и для досмотра.

— А ты хто такой, шоб наши документы бачить? – зло глядя на Кузьму, спросил высокий парень с широким лицом с глубокими оспинами.

— Я здесь представитель России, капитан Носов. Вы находитесь на территории Краснодарского края, прилегающего к зоне боевых действий и здесь особый режим контроля.

Парни молча стали складывать вещи и документы перед собой.

Носов поднял с земли паспорт крайнего, и стал читать:

— Каримов Султан. Житель города Бахчисарая, паспорт украинский. Что делаете здесь Султан?

Парень заулыбался

— Путешествую. Хотел посмотреть Кавказ.

Остальные парни, вызывающе засмеялись.

— А где работаешь? Где деньги взял на путешествие? С кем путешествуешь? Все вместе или в одиночку? – как из автомата выдавал вопросы Носов.

— А где мы можем работать, если вы русские выселили нас из Крыма. Ищу работу. Путешествую. Ищу где лучше.

— Так чего ты сейчас тогда не работаешь на Украине? Кто мешает? Русских там нет.

— У нас в Крыму русских полно и мы им еще устроим им свою Чечню.

— Султан – внезапно, перебил его стоявший рядом парень – шо ты балакаешь, с цим москалем. Шо у них на нас есть? Ничого нема. Так лучше не балакать. Больше скажешь – больше дадут.

Трое оказались крымскими татарами, остальные западными украинцами и один высокого роста негр, которые не понимал ничего, но лишь говорил знакомые, видимо ему с детства слова «Аллах Акбар», «Джихад», «Шамиль Басаев», «Чечня» и улыбался видимо, ничего не понимая.

У некоторых украинцев нашлись при себе бумаги с печатями УНА-УНСО, несколько конспектов лекций по установке мин, ведению подрывных работ. И даже, у одного нашлась тетрадь словарь чеченского языка.

— Пригодиться нам для изучения – сказал Николай Николаевич, и спрятал тетрадку в боковой карман штанов.

— Кто направил вас в Чечню?

Все потупили взгляды и стали смотреть на землю перед собой.

— Не хотите говорить не надо. Мы и так знаем, что вашу командировку организовал Дмитрий Корчинский, один из руководителей националистической организации УНА-УНСО.

После этого, не дождавшись ответа, он сложил документы всех задержанных аккуратно в пластиковый пакет. По рации Мамонтов вызвал на дорогу «Урал».

Когда все собрались задержанных и Нарсесяна, под охраной нескольких разведчиков разместили в «Урале».

После семи часов к перекрестку подтянулась колонна во главе с Кузьмой Гусаченко.

— Что тут у вас? – спросил он, выскочив из первой машины лейтенанта Суворова.

Десять наемников. Задержали для разбирательства.

Машины собрались все у поворота и построились в том же порядке, что и пришли для проверки. Кузьма попрощался с Осиповичем, который направился по проселочным дорогам верхами в лагерь. А колонна возглавляемая лейтенантом Суворовым направилась на Краснодар.

Кузьма и большинство бойцов обратную дорогу дремали, лишь изредка отрываясь на положенную пятнадцатиминутную связь. Предпоследним ехал красный «Форд-Транзит», которую вел старшина Волков. За ней шел милицейский УАЗик с лейтенантом Мамонтовым.

До Краснодара колонна проскочила быстро. После этого Кузьма отпустил всех в лагерь под командованием Варганова. Они пошли по объездной дороге в сторону Марьевской в сопровождении лейтенанта Мамонтова.

Солнце светило уже во всю. На полях начала появляться трава, а на деревьях и кустах листва. Снег везде практически уже пропал.

Кузьма и Носов пересели в милицейскую машину Суворова. «Форд-Транзит», «Урал» с задержанными направились в центр города к зданию ФСБ. На улице города было много людей, спешивших на работу. Кузьма потрогал небритую щеку, и чему-то улыбнулся.

У здания ФСБ их уже ждал полковник Науменко с группой офицеров.

— Товарищ полковник – попытался доложить Кузьма.

— Не надо доклада и так вижу  — ответил Науменко, пожимая руки Кузьме и Носову

— Вот сдадим арестованных и можно по домам. Или есть еще задания?

— Задания будут. Но позже. Вы сейчас отдыхайте. Молодцы. Одна ночь и такой улов. Надо постоянно ставить там заслоны.

Суворов тоже радостно заулыбался. Если сейчас отпустят, то можно успеть на юбилей отца.

Кузьма тоже улыбался. Успех безусловно был полный.

Вышло несколько солдат, которые надели наручники на задержанных, включая Нарсесяна, и увели с собой. Давешний полковник, что увозил задержанных с фуры и БМВ вышел и подошел к ним.

— Ваши ребята Владимир Александрович доказали, что существует через наш край дорога в Чечню. И оружие и наемники поступают туда регулярно. Полковник Берестенко, будет уволен со службы, но предъявить ему ничего не сможем, кроме домика на Мальдивских островах стоимостью в 10 миллионов долларов. Но это как говориться к делу не пришьешь.

— Ничего себе — присвистнул Кузьма – это сколько ребят угробили из-за этого гада, а всего-лишь со службы попрут.

— Берестенко – это, только верхушка айсберга. Если потянуть, такие могут  слоны и носороги выплыть.

— Так тяните, вытаскивайте. Чего ж вы ждете? У вас есть все – разгорячился Кузьма.

— Да вот не потянешь. К примеру, ты бы смог арестовать дочку Президента?

— Я бы смог бы, если было бы надо, то и самого Президента!

Науменко и полковник рассмеялись

— Смог бы смог, а кто ж тебе это даст сделать? Если у половины власть имеющих интересы денежные в Чечне и им выгодна эта война и кровь наших ребят.

Кузьма от негодования, аж затанцевал на месте. Не мог он взять себе в толк, как это руководство страны воюет со своим народом и предает интересы страны.

— Спасибо тебе Кузьма за службу – пожал руку Кузьме Науменко – и твоим ребятам  спасибо. Вы хорошо поработали и уровень вашей подготовки позволяет направить ваш отряд в Чечню для проведения специальных операций. Я думаю, что вы выйдете в Чечню крайний срок через неделю. Я приеду к вам лично и передам боевое распоряжение. Вы будете прикомандированы к частям спецназа ГРУ.

Полковник ФСБ с интересом посмотрел на Кузьму:

— Рад бы иметь тебя в друзьях. Меня зовут полковник Громовский Владлен Павлович, надеюсь, что еще встретимся. Там встретимся.

— Теперь Кузьма в лагерь. Ребята устали наверно.

— Спасибо и вам ребята, — пожал  Науменко руки милицейским лейтенантам — вашему командованию будет дана прекрасная характеристика и предложение поощрить.

Те покраснели, а Суворов не выдержал, и спросил:

— Товарищ полковник, а никак нельзя перевестись в отряд капитана 3 ранга Гусаченко?

— Мы подумаем, товарищ лейтенант – переглянулись между собой полковники – Кузьма ты у нас так лучших людей уведешь.

Кузьма радостно засмеялся:

— Плохие люди, ищут плохих людей, а хорошие ищут хороших.

Милицейские УАЗ-ки вывели «Уралы» и гудя сиренами, мелькая поворотными огоньками  рванули в сторону станицы Марьевской.

Николай Николаевич упал на плечо Кузьмы и уснул. А Кузьме очень вдруг захотелось повидать своих стариков. Он представил, как они его ждут, вспомнил мамины пирожки и даже пса Джохара, который радостно ткнется ему в руку, своим холодным носом. Он дал себе слово обязательно съездить до отъезда в Чечню в станицу Охотскую. «Уралы» натружено гудя шли по пыльным дорогам Кубани.

Приехали к лагерю к двенадцати часам. Осипович был уже в лагере. Кузьму  радостно встретили все офицеры.

— Все в столовую, там все разогрето и накрыто – улыбнулся Осипович.

Бойцы радостно побежали сдавать оружие.

Кузьма с Осиповичем и Носовым пошли по дорожке к штабному домику.

Когда только после перекусона голова Кузьмы коснулась подушки он сразу отрубился, да так, что не слышал даже тех людей, которые заходили к нему решить какие-то вопросы.

По коридору штаба все ходили на цыпочках и когда кто-то начинал громко говорить его обрывали:

— Командир спит. Тихо.

2 комментария

Add a Comment
  1. Виктор! Это просто откровение.Спасибо за правду,пусть в художественном образе. Пока до конца мы гниду (власть компрадорской буржуазии) из нашей власти не изживем предательство будет продолжаться!

  2. Виктор! Сильно,правдиво и здорово написано!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme