За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Ткачев Ю. Побывальщины от Сани Потёмкина. Пьяный снег

  — Юра!- звонит мне мой старый дружок , однокашник по военно-морскому училищу и сослуживец по Тихоокеанскому флоту Саня Потёмкин. — Случай вспомнил!
— Рассказывай, Саш, записываю!- я всегда готов слушать забавные случаи из жизни моих друзей. — Твои побывальщины мне жизненный тонус повышают!
— Ну, тогда слушай!  Жил я, как ты знаешь, во Владивостоке, а до места службы, на Океанскую добирался электричкой, как и большинство офицеров и мичманов нашей части.
        Вот, как то зимой выхожу из электрички на станции Океанская, иду вдоль путей к своему химскладу. Зима, снег, морозец, ветра нет. Благодать! Дышу целебным морским воздухом, вентилирую прокуренные легкие! И вдруг натыкаюсь на группу лиц кавказской национальности. Они  усердно черпают ведрами подозрительно красно-бурый снег и в вагон передают. Вагон старенький, деревянный, по виду теплушка. Пятна крови, да что там пятна! – кровавые лужи разлиты у одного из вагонов. Лица у них, как и у всех мужчин Кавказа щетинистые, суровые и загадочные. 
       «Зарезали кого-то и следы убирают» — мелькнуло в голове. Хотел сделать ноги от греха подальше, но тут сильный аромат вина остановил меня. Запах и вкус дешевого красного портвейна «Рубин» я знаю с юных лет, потому, что в увольнении  в Баку, на курсантские деньги только его, да ещё белый «Агдам» и покупал. На марочные вина и шампанское курсантского жалованья не хватит. 
         — Аллах в помощь, — говорю этим сборщикам винного снега, — откуда винишко? 
         — Ступай себе мимо, — ответил мне в тон один из небритых, знаток Некрасова.
        Другие злобно заворчали.
        — Слишь, дарагой! Вали атсюда по-карошиму, пока ножиком нэ порэзаль!- сказал мне один, самый страшный из всех. 
        —  Ничего, устроим складским матросикам кароший жызн! – добавил другой.
       Хорошо, что я был одет по-гражданке и они не знали, что я тоже служу на складе. А то бы точно «ножиком порэзали».
       —  Что случилось, хлопцы? – спрашиваю.
       Из сумбурной беседы с кавказцами выяснилось, что вино у них вылили в снег матросы из нашей части.
       — Нас закрыли в вагоне и вино воровали, — сказали они.
     Когда пришел в часть, выяснил подробности.
    ЧП с торговцами «Рубином» — результат борьбы с ними за справедливость наших складских матросов (забавно звучит – «складских матросов», не правда ли?). 
     Наши шустрые подчиненные от кого- то из знакомых узнали, что на путях, неподалеку от места службы стоит вагон с бочечным вином. Жители солнечного Азербайджана добрались до «самой дальней гавани Союза» и торгуют этой  бордовой отравой из огромных 500-литровых бочек. Бочки стоят в вагоне, и виночерпий наполняет приносимую тару страждущим. Уж, по какой цене они торговали «Рубин», не знаю. Наверно, недорого, потому что бизнес шел довольно бойко и народная тропа к заветному вагону не зарастала. 
       Первая купленная матросами  партия вина была более-менее с градусами, а вот когда они пришли за второй, то джигиты успели вино разбавить водой. Естественно такого издевательства советские моряки перенести не смогли. и потребовали заменить вино. 
       — Портвейн у нас  харощий, — сказали торгаши с издевкой, — а вот вода в в ващей бухте Золотой Рог плахой, вино испортиль. 
       В общем,  переговоры закончились тем, что продавцов с Кавказа наши матросики затолкали в теплушку и заперли снаружи на засов. Затем коловоротом просверлили деревянное дно в вагоне вместе с днищем одной из бочек. На снег ударила мощная винная струя. Под вагоном матросы подставляли четырехведерные лагуны и уносили их в укромное место. Таскали, пока лагуны не кончились в столовой. Из бочки в снег после ухода  наших бойцов продолжала хлестать «рубиновая» струя. Там его еще много оставалось, литров триста.
      Куда делось потом украденное вино, кто участвовал в добыче его из вагона, так никто из кавказцев не узнал. Открыл двери теплушки путевой обходчик. Моряков наш командир наказал своей властью, но торгашам не сдал. Известно, что вагон с вином в это же утро «ушёл» в п.Находка , а между рельсами в этот же день уже копошились, собирая в разную тару снег работницы с Фанерного завода, расположенного по соседству с нашей частью. Мужиков почти не было — сладкое вино любят только женщины.
      — Пьяный снег-это подарок из солнечного Азербайджана,- так сказали труженицы завода.  Они объявили этот день «праздником гегемона».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme