Травин А. Мой друг Паша Молотилин ч.1

История эта, или правильней сказать случай, произошёл с Пашей – моим знакомым и коллегой по работе. Забегая вперед скажу, что человек он в общем-то неплохой, но непутёвый какой-то. Но ведь это не такое плохое качество, какое бывает в людях и, вообще, все бы было совсем ничего, если бы он не умудрялся усложнить любые простые вещи. Слушая его историю на днях, я прямо-таки диву давался, как у него это получается. Но поверьте, Паша может всё, что угодно. Даже дожив до четвертого десятка, он не меняется…

А началось все еще с того момента, когда наш герой был призван в ряды вооруженных сил Российской Федерации. Да не в простые войска, а прямиком в наш героический военно-морской флот. И это человек с такими-то качествами. Вынужден признать, если конечно верить самому Паше, он всегда хотел попасть в ВМФ, его, как он признавался тянуло туда со страшной силой, как Шарика на природу. Ему казалось, что став моряком, все девчонки будут непременно его и что служба на флоте – это романтика или своего рода приключения, где все носят военную форму, купаются в теплом море, наслаждаются пением (кряканьем) чаек и вообще все, кто служит на кораблях живут припеваючи.

Но как же он просчитался. В действительности его ждал, если не нокаут, то нокдаун точно. Всё, о чём он мечтал полетело в тар-тарары в один миг. Единственное, в чём он точно не ошибся, так это в красивой форме. Он подолгу любил смотреть на себя в зеркало, как на нем лежит парадная одежда. А дальше…

Вместо теплого моря нашего «морского волка» отправили служить на суровую Балтику и мечты о теплом море разбились точно так же, как морские волны разбиваются о прибрежные скалы. Романтикой никакой уже не пахло, да и расслабон похоже уже точно не поймаешь. Это он понял, когда на несколько месяцев попал в учебную часть Балтийского флота, где отцом-командиром для него стал взводный, дравший всех в хвост и гриву и ни на минуту не давал расслабиться, даже во сне. Обязанности свои нужно было знать настолько, что разбуди командир его ночью, он, как отче наш их расскажет. Но Пашка знал и не боялся в теории ничего. Больше всего его смущали странные наряды на камбузе, в автопарке или помощником на КПП.

А вот что ему действительно нравилось, так это пропадать в котельной, где было тепло и уютно, чего не скажешь о казарме, внутри которой бродил холод собачий. Но командир следил, чтобы ни один боец не «прохлаждался» и выгонял на уборку снега. Пашка, фамилия которого была Молотилин, устал от такой романтики и уже всей душой рвался к кораблям, о которых начитался с детства, да и дед своими рассказами буквально побудил в нем желание служить на флоте.

Прошло немного времени и «карася» отправили на корабль, базировавшийся в славном городе Балтийске. Название у корабля было  «РЕЗВЫЙ», что давало Пашке понять, что и ему придется также резво служить на этом корабле и вписать свое имя в славный список экипажа, в составе которого он оказался. «Вписать» имеет, конечно, посредственный смысл, поскольку молодой матрос запомнится впоследствии всем, в том числе и командиру эсминца.

На момент прибытия нашего героя на борт, «РЕЗВЫЙ» стоял на ремонте и весь экипаж был задействован на ремонтных работах. Повторюсь, весь экипаж – от матроса до офицера. Исключение составлял командир корабля. Что и говорить, мой коллега попал прям с корабля на бал. Только, кажется, наоборот – с бала на корабль. Все, что он увидел, не только смутило его, но и ввело в ступор. Ещё бы – вокруг искры, запах краски, звук «болгарок», режущих металл и все в духе ремонта на кораблях.

— Поберегись, вояка!, – раздалось сзади. Два бравых матроса и видно, что уже не первый день на корабле, пёрли сварочный аппарат по палубе и могли снести с пути любого, кто хоть зазевается на минуту. Так бы он и стоял на месте, если бы его не окликнули: Новенький? Пашка развернулся «кругом» по всем правилам, как его учили в учебке и в свою очередь уставился на окликнувшего. Здоровый детина однако, – подумал «новобранец» смотрев на офицера с четырьмя звёздами на погонах.

Для справки – «четыре звезды» на погонах – капитан-лейтенант на флоте. Это Пашка знал, а вот что оставшийся срок службы ему придется служить под началом штурмана, узнал, как только зашел внутрь корабля. Спешу заметить и справедливости ради скажу, что год службы на флоте – это немного, однако заставляет задуматься о многих вещах и пересмотреть свои взгляды на жизнь. Пересмотрел ли их Паша, неизвестно. Думаю, что в тот момент ему было не до этого – его словно слепого котенка кинули из одного места в другое и он будто ослеп от яркого света в помещении. А штурман тем временем скрупулёзно изучая документы вновь прибывшего ходил взад и вперёд, напевая одну из песенок себе под нос. Наконец, он остановился напротив Паши, пристально наблюдая и тщательно сверлил его взглядом.

— Значит, высшее образование?

— Так точно, тащ капитан-лейтенант!, – улыбнулся боец и тут же добавил: «И опыт работы имеется».

— Нуу…Опыт работы. Про это забудь, здесь тебе это не пригодится. Тут нужны руки и голова иногда. Назначу-ка я тебя старшим электриком штурманским, а там посмотрим. 

И гордость настолько распирала Пашу, что казалось бы попрёт наружу. Но радость длилась недолго. После обеда (а кругом шум и гам) новоиспечённый старший электрик получил молоток с приказанием отбивать краску с правого борта эсминца. Кто служил на такого типа кораблях, знает, что по незнанию можно и запутаться. Вдобавок ко всему, «молотобоец» пропустил мимо ушей, когда и куда ему надо идти. И обосновавшись на 6-й палубе, где ему ровным счетом было не место, принялся усердно молотить по металлическому корпусу, да с такой силой, что оказался в облаке пыли от отбиваемой краски. Но это еще ерунда по сравнению, где он работал что ни на есть рабочим инструментом. За переборкой находилась каюта командира корабля, который, надо полагать, в те самые минуты уже спал и видел десятый сон. Но на одиннадцатом прервался и вскочил в недоумении. Мало того, что где-то там снаружи раздавалось «Бах, бах, ба-бах!», так еще кто-то смел делать это за его каютой. Матеря все, на чем свет стоит, «КЭП» одевшись на скорую руку, выбрался на верхнюю палубу…А в это самое время Молотилин работал с особым усердием, явно подтверждая высокое звание своей фамилии, не заметил, как командир уже стоял за его спиной и не собираясь терпеть такой бардак, что есть силы заорал:

— Эй, военный, е…т, твою душу! Прекратить сейчас же!

— А, что?, – только и успел ответить матрос.

— Что? Чтоо? Ты как отвечаешь командиру! А ну-ка, смиррно! Отвечать по уставу!

— Виноват, тащ командир!

— Вижу, что виноват! Ты знаешь, что нельзя в это время выполнять работы!

— Никак нет!

— Так вот, в послеобеденное время отдых, понял меня? Пшёл отсюда! И Пашка ретировался, испугавшись праведного гнева командира, но дождавшись, пока тот уйдет, вновь вернулся на палубу и с новой силой принялся бить молотком по корпусу, совершенно забыв, где находится и что кара может настигнуть его в любой момент. На шум прибежал командир, злой до невозможности и с ходу посылая проклятья в адрес молодого матроса, принялся отнимать у того молоток. Да не тут-то было. Пашка словно окаменел и всеми силами вцепился в рукоятку молотка и не сдавался. Наконец, командир взял верх и отобрал рабочий инструмент Молотилина и послал его туда, откуда не возвращаются. Или уж по крайней мере нескоро находят дорогу обратно…

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Интрига! Ждём развязки с нетерпением!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *