Трофимов Н. С днём инженер-механика!

10 января вся прогрессивная (и не очень) флотская общественность празднует День инженера-механика! Люблю я наших мослатых! Ведь без них ныне корабль — не корабль!

И дед мой, капитан 1 ранга Мингалёв Пётр Александрович, был настоящим флотским инженер-механиком, служил на крейсере «Профинтер», линкоре «Парижская коммуна», получил тяжёлое ранение при гибели эсминца «Свободный» в Южной бухте Севастополя, а потом с 1942 года служил председателем Советской закупочной комиссии (ленд-лиз) по Военно-Морскому флоту в посольстве СССР в США, в г.Вашингтон.

Но вспомнить хочу одну историю из своего прошлого. Когда я пришёл на скр «Громкий» сначала на стажировку курсантом (главным старшиной), а потом и уже на первую свою офицерскую должность командира кормовой «Осы-М» лейтенантом, то подружился я с одним замечательным представителем электромеханического племени — Димой Могильным, командиром ТМГ, старшим лейтенантом. Тогда как раз вышел приказ, упразднявший звание с приставкой «инженер» для механиков — типа, все равны стали. Одновременно механикам приказали снять с погон инженерные молоточки, однако многие механики продолжали в силу фронды носить погоны с молоточками — мол, мы настоящие механики!

Одним из них был и Дима. Родом из потомственной флотской семьи, редкий умница и интеллигент, прекрасный товарищ! Школу закончил с золотой медалью, москвич, но понесло его в механики — поступил во ВВМИУ им. Ленина, стал турбинистом. Во время обучения в бурсе написал лучшую в СССР научную студенческую работу (получил за это наградные часы от Министра обороны), после которой его с руками хотели забрать в один из флотских НИИ, однако Димка, в силу вывиха головного мозга, решил сначала послужить на флоте, дабы изнутри понять все флотские нужды и чаяния на первичной должности на корабле, на Северном флоте, после чего, будучи обогащённым практикой, двигать флотскую науку в правильном направлении!!! Святым человеком был Димка!

На флоте его быстро лишили девственности мыслей и Дима стал циником -прагматиком с высокоинтеллектуальным уклоном. Дело своё и корабль Дима знал до мелочей, я бы даже сказал — до молекул, на чём я и паразитировал, постоянно надоедая ему вопросами в ходе подготовки к сдаче зачётов на самоуправство и на дежурство по кораблю.

Дима был в то время одним из самых подготовленных и талантливых механиков на дивизии и начальство вынашивало планы сделать его командиром БЧ-5, чему Димка яростно сопротивлялся, понимая, что не видать ему после этого должности в НИИ, как собственных ушей без зеркала. У начальство же все его рапорта о переводе в НИИ вызывали такую же реакцию, как у проститутки слова о любви!

Прибывали в дивизию также и запросы из разных Институтов о переводе Димы к ним для прохождения дальнейшей службы, на что начальство сначала язвительно смеялось, а потом, когда это надоело, составило и отправило в Управление кадров СФ список офицеров 2-ой дивизии, которым мешают служить их высокопоставленные родственники. Так что застрял Дима на флоте — по самое «не могу»!!!

Вот и носил Дима, в порядке вызова начальству, на своих погонах инженерные молоточки. Чем-то неуловимо походил Дима на Антон Палыча Чехова — такое же открытое и умное лицо старинного русского интеллигента, только вместо пенсне Дима обходился большими очками с толстой оправой ввиду близорукости.

Матросы, если Дима снимал очки и начинал их молча протирать чистейшим носовым платком, бледнели и падали в обморок, так как авторитет он имел безграничный и мослы, да и другие матросы его уважали и побаивались.

А вот у меня как-то при погрузке артбоезапаса с арсенала (получали боекомплект после дока) родилась идиотская мысль разыграть своего друга Диму. На мысль эту меня навели погоны женщины-ВОХР — на них были прикреплены перекрещенные ружья — символ ВОХР. Я долго ныл и канючил, но потом за шоколадку всё-таки выцыганил у дамы комплект эмблем на два погона! А дальше было дело техники — дождаться, когда Димка пойдёт на обед в кают-компанию, оставив свою синюю куртку в каюте на спинке кресла (Модестов, наш командир, требовал прибывать на обед исключительно в кремовой рубашке), быстро выкрутить молоточки из погон на куртке и заменить их на ружья — на всё про всё одна минута.

Сутки весь корабль при виде Димы прыскал смехом, Дима же недоумённо удивлялся такому веселью и уже стал посматривать на нас сквозь линзы очков, как на дебилов.

На вторые же сутки Диму вызвал к себе флагманский механик бригады и в конце разговора вдруг заметил украшение на погонах, о чём Диме и поведал — открыл-таки тайну золотого ключика!

Вы были когда-нибудь на сафари в Африке, когда охотятся на носорогов? Я лично не был, но я точно знаю, как орёт раненый носорог! Так орал Дима, когда вернулся на борт от флагмана: «Где это лейтенантское недоразумение?!!!»

Ему даже не потребовалось проводить расследование — он просто надавал мне тумаков, а потом мягко улыбнулся, снял с себя старые погоны, и мы с ним вместе, под рюмку шила, сделали ему новые — без дырок под молоточки! Фронда закончилась!

Всех механиков, пусть и с опозданием — С Днём Механика! Здоровья вам и счастья! Дима, если прочтёшь эти строки — отзовись!

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Что-то давно Вас не было в публикациях! Потешный рассказ!

  2. Наиль Миннуллин

    Очень помню Диму Могильного.Вместе гуляли по Бизерте и Тунису.Еще М.Савчук.Самые лучшие воспоминания про Механические Силы.Были ещё Федькин и Копкин.Эта уже другая история.

Добавить комментарий для Лариса Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *