За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Сафаров А. После флота

После флота я в военкомате служил, Родина в лице кадровиков так решила, помощником начальника военно-морского отделения. Должность капитан-лейтенантская, и оклад как у командира взвода. Так что для того чтобы посмеяться основания были. Тут, как раз, в моду вошли объявления фирмы «Эрос» с предложением большого выбора мужчин для утех состоятельных женщин. А генерал нас ежедневно за пятнадцать минут до начала рабочего времени в фойе строит. Вот мы с моим начальником и решили, что неплохо было бы дать похожее объявление и адрес нашего военкомата указать. Забавно бы получилось, когда на построение ворвалась бы толпа озабоченных баб, и приступила к выборам партнёров. Первым бы выбрали генерала. Он у нас мужчина видный и при лампасах.
Кто-то нас заложил.
— Бросьте свои шуточки! Здесь вам не флот!- сказал по этому поводу генерал.
А вообще у генерала с чувством юмора всё в порядке. По крайней мере, мои шутки остаются без последствий. Достоять до конца дежурство и не быть снятым у нас считается чуть- ли не подвигом. При этом, к дежурству допускаются далеко не все, а только те кому генерал доверяет. Поводом для снятия может служить что угодно. Например, если на прямой звонок от генерала ответит не дежурный, а его помощник. И это притом, что рубка дежурного расположена на первом этаже, а гальюн на втором. А еще перекусить нужно было так, чтобы никто не видел. Начальников отделов генерал от дежурств освободил, части офицеров не доверял. Поэтому дежурную службу несли примерно половина офицеров военкомата. Мне генерал доверял. С дежурств и начались забавные случаи в наших отношениях. Было принято ежедневно, к 23.00 докладывать генералу, что за время его отсутствия ничего существенного не произошло. То есть и находясь дома, он, как говорится, держал руку на пульсе. На первом же дежурстве мне сообщили по телефону о смерти служащей- ветерана военкомата, и мне предстояло доложить об этом генералу.
— Чем Вы там занимаетесь?!- упрекнул меня генерал- Где она умерла? Причина смерти?…
— ???- не знал я, что его интересуют все подробности
На следующем моём дежурстве умер юрист военкомата. Тут я решил не оплошать и все подробности выяснить, для чего позвонил юристу домой. Факт смерти подтвердился, а вот с подробностями возникли трудности. Родственники сами ничего толком не знали, и выяснить удалось только, что умер он в трамвае, и домой его привезла машина скорой помощи. Звоню генералу.
— Чем Вы там занимаетесь?- следует традиционный вопрос.
— Это не я его…- говорю.
— Докладывайте что, где и как.
— Умер он в трамвае.
— Каком?
— В тройке- выбираю ближайший к его дому маршрут, и дальше вру самозабвенно- во втором вагоне, на остановке «Полевая», предварительно от сердечного приступа, точнее после вскрытия…
Доклад был принят.
На следующем дежурстве, в воскресенье, мне позвонил майор из одного из районных военкоматов, задал несколько незначительных вопросов, а в конце сказал:
— Будешь докладывать генералу, скажи, что у меня сын умер. Он его знает.- сказал и трубку повесил.
Попытки выяснить подробности случившегося результатов не дали. Майор звонил с таксофона, в райвоенкомате знали не больше меня, дома у майора никого не было.
— Чем Вы там занимаетесь?- услышал я, сообщив всё, что удалось узнать- Если так дальше пойдёт, то Вы скоро весь военкомат похороните!
С целью сохранения человеческих жизней, я посоветовал ему меня дежурить не ставить.
Вскоре, начальник оперативного отделения подполковник Попов стал считать меня лучшим оперативным дежурным, и на этом основании ставил меня в наряд чаще других, особенно когда нужно было поднимать военкоматы области по тревоге. Так что приключения дежурного продолжились. Однажды, генерал со своими замами закрылись в кабинете и там надолго затаились. И решил я воспользоваться моментом и перекусить. Приготовил кофе, колбаски нарезал, яйцо очистил…,и только яйцо ко рту поднёс, как прямой генеральский телефон ожил. От неожиданности, яйцо в горло попало и там застряло.
— Оперативный дежурный – говорю, и понимаю, что больше ничего сказать не могу.
— А дальше?- не удовлетворяется половиной ответа трубка.
— А дальше яйца не позволяют!- невероятным усилием протолкнув яйцо, говорю я.
— Не понял!
Чего тут непонятного, подавился я. Так я ему и сказал. После чего трубка на том конце повесилась.
— Неужели я Вас так ни разу с дежурства не сниму?- все три года удивлялся генерал.
И мы с ним по этому поводу спорили.
— Не положено старших по званию с дежурств снимать!- пояснял я начальнику оперативного отдела .
— Это как?- теперь уже удивлялся ведущий график нарядов.
— Мичман на флоте, как майор в пехоте! Так что по вашим меркам я генерал-полковник, и даже генералиссимус Суворов был на флоте всего лишь мичманом, чем очень гордился.
Полагаю, что эти мои умозаключения стали известны генералу. Как-то летом, в воскресенье, он зашел в военкомат в шортах, майке и с собакой. Я из рубки дежурного вышел, поздоровался и спокойно сообщил, что у нас всё в порядке.
— Вы, товарищ капитан 3 ранга совсем обнаглели!- возмутился генерал- А где команда «Смирно», и что это за доклад???
— Смирно командуют вашим погонам!- говорю- И докладывать положено генералу! А Вы пришли в трусах до колен! Так что сейчас Вы не генерал, а простой посетитель. И о том, что всё в порядке я Вам сообщил только потому, что Вас в лицо знаю!- сказал, и жду какая будет реакция.
— Может Вы меня и в военкомат не пустите?- начинает закипать генерал.
— Проходите! Такая мера уставом не предусмотрена.
Поднялся генерал в свой кабинет, толи устав почитал, толи просто подумал и успокоился.
А в другой раз он поинтересовался, почему я при каждом его выходе и входе «Смирно» не командую.
— Не положено!- говорю- Только при первом приходе подаётся команда и производится доклад, а когда совсем в этот день уходите, то только команда. Каждый раз положено только командиру корабля, а вы всего лишь генерал-майор!
Уверен, что генерал всё это и без меня знал. Просто ему было интересно как я себя поведу.
Так что с чувством юмора у генерала всё в порядке.

А как-то ожидался приезд московской комиссии. Как обычно марафет везде навели, и обнаружили в стене дыру метра на полтора, на которую раньше внимания не обращали. И понадобилось эту дыру срочно замаскировать, лучше всего какой-нибудь картиной закрыть. И поручили эту операцию нашему отделу. Отправились мы в Дом офицеров, и там, в подсобке выбрали картину- их там полно- по размеру дыры. Притащили и повесили. Замечательно получилось, просто загляденье. Генерал посмотрел на нашу работу и обомлел, а потом говорит:
— Ну, вы моряки, даёте!
На картине гроб, в гробу человек в военной форме, вокруг скорбные лица бойцов и склонённое знамя. А под картиной надпись: «Смерть комиссара».
Мы, конечно, заявили, что картину подбирали по размеру, а содержанием поинтересоваться забыли. Но генерал, похоже, нам не поверил. Менять картину времени не было. Так и провисела она всю проверку, внося элемент веселья в работу комиссии.
Все дополнительные обязанности: проверки секретных частей, оружия, дознавателей, ЗОМП (защиту от оружия массового поражения), физподготовку… в военкомате возлагаются на моряков. Это не только у нас, а во всех военкоматах где моряки есть. В этом я убедился, когда в Тоцком на сборах РАГ (Расчетно-аналитических групп) побывал. Со всеми моряками сухопутного округа познакомился. Физподготовка у нас проходит на набережной. Мы там кросс бегаем, по утрам, веселя прохожих. И есть у нас один майор Юра Фрадкин, который прикалываться любит.
Его любимое занятие, перед каждым совещанием по пятницам оповещать собравшихся о том, что сейчас хор Александрова ( Фамилия нашего генерала Александров) исполнит песню Фрадкина. Объявления прекратились после того как генерал вошел на самом интересном месте. На очередной забег по набережной Юра опоздал всего на несколько секунд, только прозвучала команда на старт, как он из кустов выскочил. Генерал опозданий не терпит, считает их распущенностью и потому суров.
— А Вы, Фрадкин, побежите персонально. В 19.00. Под моим чутким руководством!
В 19.00 Юра явился на старт в парадной форме и с полным набором юбилейных медалей на груди. А через год, Юра решил уволиться в запас. Тогда из армии толпами бежали. Обычно генерал грозил провинившимся офицерам сослать их в Похвистнево. Кроме нас, то есть моряков. Нам и звания присваивают, и переводы решают, и даже увольняют в Москве, а не в округе. Мы у них вроде как в оперативном подчинении. Переводы, присвоение званий и даже увольнение решаются в Москве. Так что нас сослать генерал не может.(кстати, ВМО есть только в областном военкомате). Но есть в этом и определённые недостатки. Если, например, начальство хочет чтобы офицер получил звание выше занимаемой им должности, то договариваются с округом и производят рокировку на бумаге (переставляют местами с тем, чья должность позволяет, а после присвоения звания, возвращают на свои места. Все кто служил этот трюк знают), а вот с нами такой трюк невозможен. А чем можно напугать, подавшего рапорт об увольнении? Вот генерал и говорит:
— Уволиться можно по- разному!
— Не губи, барин!- вопит Юра и неожиданно грохается на колени.
А еще, мы играем в футбол. Тоже на набережной. По субботам. И только зимой. Еще когда я представлялся по случаю прибытия и дальнейшего прохождения, генерал поинтересовался моими способностями в этой игре. В футбол я с детства играю плохо, на снегу играть никогда не пробовал, и потому честно признался, что футболист из меня никакой. Оказалось, что все в военкомате играют примерно на моём уровне, но считают, что играть умеют. Когда одного игрока не хватило, меня в приказном порядке выпустили на поле, и в первом же тайме я подбил замполиту глаз. Не специально. Просто так получилось, локтем с разворота.
Всем понравилось, а генерал даже сказал, что зря я скромничал, и у меня неплохо получается. Интересно, что он имел ввиду, то как я по мячу бил, или по замовской морде?!
А когда пришла пора мне уходить в запас, генерал на прощание сказал, что он рад признать, что три года назад они совершили ошибку, когда были против моего перевода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme