Бойко В. Подводная лодка «Камбала» (продолжение)

https://www.simvolika.org/kambala.pdf

Презентация книги

http://nts-tv.com/rubriki/lyudi/65548/65549/

13 июня 1909 года

Гибель подводной лодки «Камбала»

(По телеграфу от нашего корреспондента).

   СЕВАСТОПОЛЬ, 30, V. Сегодня в полночь, около Херсонесского монастыря погибла подводная лодка «Камбала». Вместе с лодкой погибли два офицера, кондуктор и 17 нижних чинов.

СЕВАСТОПОЛЬ, 30, V. По официальным данным, гибель подводной лодки «Камбала» произошла при следующих обстоятельствах: Около полуночи черноморский отряд, подходивший к Севастополю по створу инкерманских маяков, был атакован в целях практических занятий подводной лодкой «Камбала» находившейся под командой лейтенанта Аквилонова. Лодка, держась наполовину под водой, прошла контр-курсом по левому борту флагманского броненосца «Пантелеймон». По ошибке рулевого лодка переложила руль на правый борт, попала под таран броненосца «Ростислав», получила пробоину и затонула на глубине 28-ми сажен. Командира «Камбалы» Аквилонов, бывшего в момент столкновения на палубе лодки, сбросило силой дара в воду, и его спасли спущенные немедленно с броненосца шлюпки. Все бывшие внутри лодки утонули вместе с нею. Всего погибло 20 человек, в том числе и заведующий отрядом подводного плавания капитан 2-го ранга Белкин, мичман Тучков, кондуктор Сальников и 17 матросов.

   СЕВАСТОПОЛЬ, 30, V. По распоряжению начальника морских сил адмирала Бострема, сейчас идут энергичнее работы по поднятию подводной лодки «Камбала». Водолазы уже нащупали лодку на морском дне. Они стучали о стенки лодки. Ответа не последовало. Идет подготовка к подъему лодки.

ВЫСОЧАЙШИЕ ПРИКАЗЫ ПО МОРСКОМУ ВЕДОМСТВУ О ЧИНАХ ВОЕННЫХ

№ 918.

Яхта «Штандарт», в Балтийском море, 13-го июля 1909 года

Увольняются от службы: старший лейтенант Пржибытек и лейтенант Аквилонов…

№ 946.

Ливадия, 27-го ноября 1909 года.

По Высочайше утвержденному приговору военно-морского суда Севастопольского порта по делу о гибели подводной лодки «Камбала» определено: командовавшего названною лодкой, ныне отставного лейтенанта Михаила Аквилонова подвергнуть заключению в крепости на шесть месяцев, без ограничения прав и преимуществ, и предать церковному покаянию по распоряжению духовного начальства, а командира линейного корабля «Ростислав», капитана 1-го ранга Сапсая 2-го, в действиях коего никаких упущений судом не усмотрено, считать по суду невиновным…

№ 955.

Царское Село, 18-го января 1910 года.

Всемилостивейше повелено: отставного лейтенанта Аквилонова, взамен наказания, определенного ему приговором военно-морского суда Севастопольского порта, за преступные деяния, предусмотренные 226 ст. Военно-Морского Устава о Наказаниях и 362 ст. Уложения о Наказаниях уголовных и исправительных, и по совокупности с приговором того же суда, объявленным в Высочайшем приказе по Морскому ведомству от 27-го ноября 1909 года, считать исключенным из службы, с лишением чинов, орденов и знаков отличия, дворянства и всех особенных прав и преимуществ и подвергнуть заключению в крепости на шесть месяцев и церковному покаянию, по распоряжению духовного начальства…

 Взгляд на катастрофу

 с палубы линейного корабля «Ростислав»

   В октябре 1907 года все эскадренные броненосцы русского флота (к ним относился «Ростислав»), даже безнадёжно устаревшие, были переклассифицированы в линейные корабли. В 1908 году «Ростислав» (командир капитан 1 ранга А.Д.Сапсай 2-й) вместе с линейными кораблями «Пантелеймон», «Три Святителя», крейсером «Память Меркурия» и рядом более мелких кораблей вошёл в состав сформированного в начале года Черноморского отряда действующего флота.  В это время русский флот начинал активно прорабатывать горькие, но поучительные уроки Цусимы. И если Балтийскому флоту, где сформировали плававший за границей гардемаринский отряд, отводилась задача подготовки офицерских кадров флота, то закрытый Черноморский флот должен был освоить артиллерийское искусство, благодаря которому японцы победили при Цусиме. В организованных А.Н.Крыловым и Е.А.Беркаловым методических стрельбах на не мысленные до войны дистанции (до 80-100 кабельтовых), с не вообразимым расходом боеприпасов (до 330 выстрелов из 254-мм пушек «Ростислава») удалось получить ценные данные для создания новых таблиц стрельбы. Испытания выявили, в чем с горечью убедились их участники, огромную неточность таблиц, которыми пользовались при Цусиме.

Приобретенные личным составом  навыки закреплялись традиционными периодическими летними выходами кораблей для стрельб и эволюций в район Тендровского залива или ближайшего к Севастополю полигона – напротив устья реки Бельбек. Обширная программа учений, стрельб и занятий с 1909 года разнообразилась появлением на Бельбекском рейде первых подводных лодок Черноморского флота. В то время совсем еще неведомые подводные лодки как новый род оружия получили некоторую известность во время Русско-японской войны, но и теперь, спустя пять лет, их, только еще приобретавших права гражданства, на флотах не принимали всерьез.

Не особенно вспоминали о подводных лодках и 29 мая 1909 года, когда, продолжая программу учений, «Ростислав» под флагом начальника отряда контр-адмирала В.С.Сарнавского с раннего утра провел в течение почти четырех часов стрельбу в море из вспомогательных стволов по щитам, а после полудня уже в составе отряда вышел в плавание до Евпатории. Около восьми часов вечера, после двухчасовой стоянки на евпаторийском рейде, эволюции в море продолжили с закрытыми ходовыми огнями и только в 23 часа 15 минут, выполнив последний поворот вправо, на траверзе Херсонесского маяка легли на Инкерманский створ.

После тревог, суеты и напряжения, в которых прошел весь день, в полумраке рубки на «Ростиславе», по-прежнему шедшим за «Пантелеймоном», воцарилась тишина и спокойствие. Растворившись во тьме опустившейся над Крымом безлунной ночи, корабли скользили по глади моря. Впереди – Севастополь, и оставалось только проследить за точным совпадением створных огней, все явственнее проблескивающих из-за смутно угадывавшегося впереди «Пантелеймона».

За полчаса до полуночи (в 23 часа 27 минут по вахтенному журналу «Ростислава») слева от курса, позади траверза «Пантелеймона», на расстоянии 3-4 кабельтовых увидели яркую вспышку, принятую за огонь рыбачьей лодки. Корабль шел строго по створу, и командир больше для порядка приказал «Влево не сдавать!» и следить за огнем, чтобы разойтись с предполагаемой рыбачьей лодкой левым бортом. Но, огонь потерялся, и «рыбака» посчитали уже оставшимся за кормой, когда новая вспышка — совсем уже вблизи «Ростислава», в каких-то двух-трех десятках метров и почти прямо впереди – высветила рубку подводной лодки. Немедленно прозвучавшие команды – штурмана «Лево на борт!» (что в то время означало поворот вправо) и командира «Полный назад!» — ничего уже изменить не могли. Державшая 12-ти узловую скорость 10 000-тонная громада корабля не успела даже замедлить ход, как острый литой стальной форштевень  рассек подводную лодку надвое.

На баке услышали скрежет раздираемого металла, но корабль, слабо вздрогнув, продолжал свой неудержимый бег, как бы пытаясь на ходу удержать на поверхности у борта подводную лодку. Ничего нельзя было сделать в те считанные мгновения, в течение которых подводная лодка, а вернее, ее носовая половина с боевой рубкой, прочертив бортом по броне корабля, камнем ушла под воду вблизи правого трапа. Только тогда, вспенивая воду и содрогаясь всем корпусом, корабль воспринял действие начавших вращаться на задний ход гребных винтов и стал терять скорость. Мрак и тишину разорвали два сигнальных пушечных выстрела, включились ходовые огни, полетели за борт спасательные буйки, к талям дежурных вельботов и рабочего катера бросились вахтенные смены гребцов, по волнам заметались лучи прожекторов. Спасти удалось лишь временно исполняющего обязанности командира подводной  лодки лейтенанта М.М.Аквилонова, которого  подобрала шлюпка с «Памяти Меркурия», остальные двадцать человек команды и возглавлявший выход подводной лодки Заведующий ОПП ЧФ капитан 2 ранга Н.М.Белкин 2-й погибли.

Всю ночь «Ростислав» оставался у места катастрофы. Еще до подхода спасательных средств из порта его гребные барказы и рабочий катер пеньковым тралом захватили на грунте «Камбалу». Штурман с помощью секстана определил точные координаты места гибели подводной лодки. С помощью специалистов линкора был точно обвехован район гибели, организованы систематические спуски водолазов и первые подготовительные работы по подъему подводной лодки «Камбала». Днем 31 мая на «Ростислав»  вернулся содействовавший спасательным работам начальник Черноморского отряда контр-адмирал В.С.Сарнавский, и под его флагом корабль ушёл с места катастрофы в Севастополь.

1909 год выдался для Черноморского флота несчастливым: позже едва не погибла подводная лодка «Лосось», а в июне на Тендровской косе шквалом опрокинуло шестёрку с «Ростислава», при этом погибли три матроса.

В действиях командира и офицеров «Ростислава» суд никаких упущений и нарушений не нашёл. «Камбалу» подняли, и её рубка стала памятником над первой могилой русских подводников в Севастополе.

Причиной катастрофы могли оказаться вызванные мимолетной рассеянностью неверные действия рулевого «Ростислава». Дело в том, что согласно 886-й статье Морского устава на руль следовало командовать так, чтобы «…при команде «Право руля!» корабль катился влево, при команде «Лево руля!» — корабль катится вправо…», и каждый раз отдающий команду на руль и ее исполняющий должны не только помнить об этом, но и мысленно, в считанные секунды, представить, куда покатится корабль при той или иной перекладке руля, поскольку более понятная умозрительная повседневная практика всегда противоречила правилу Морского устава.

Повелось такое в русском флоте с тех пор, когда корабли еще ходили под парусами. Тогда для поворота корабля, предположим, вправо и перекладки по этому случаю погруженной в воду рабочей лопасти пера руля в ту же сторону требовалось переложить румпель – одноплечий рычаг, закрепленный на головке баллера руля и развернутый в противоположную перу сторону – в противоположную сторону, то есть влево. Поэтому и командовали «Лево руля!», имея ввиду сторону перекладки румпеля. С появлением на судах штурвала румпель убирали под палубу, а штуртросы, идущие от рулевого колеса к румпелю, основали так, чтобы не менять редакции 886-й статьи морского устава. До катастрофы с подводной лодкой «Камбала», путались, но все заканчивалось благополучно. В том же году на флоте были приняты разработанные А.Н.Крыловым таблицы непотопляемости, облегчавшие принятие решения на контрзатопление отсеков для выравнивания крена.

Боевая подготовка продолжалась и  1910 году «Ростислав», «Пантелеймон» и «Три Святителя» образовали Бригаду линейных кораблей действующего флота Чёрного моря, к которой был причислен крейсер «Кагул» (бывший «Очаков). Более старые линкоры окончательно устарели и утратили боеспособность, новые ещё не были введены в состав флота — бригада включала фактически все боеспособные крупные корабли. Продолжались интенсивные учения; одновременно на кораблях по мере возможности внедрялись различные технические новинки — зарядные станки для отработки скоростных навыков заряжания орудий, отмечатели и упредители А.Н.Крылова для тренировок наводчиков, усовершенствованные прицелы и дальномеры, «звучащие» радиостанции, перископы вместо рубок башенных командиров, более быстродействующие затворы орудий, новые системы управления огнём. Правда, «Ростислав» в списках на модернизацию оказывался последним: средств не хватало, и их тратили в первую очередь на более мощные корабли.

15 февраля 1917 года «Ростислав» и «Три Святителя» под охраной эсминцев вышли в море на учебные стрельбы. На одном из эсминцев находился новый командующий флотом вице-адмирал А.В.Колчак. Стрельбу проводили весь день — сначала из 305- и 254-мм орудий, а затем из 152-мм. После возвращения в Севастополь узнали о Февральской революции.

В отличие от Балтийского, на Черноморском флоте митинги и выборы судовых комитетов сначала не оказали существенного влияния на боеспособность, который продолжал вести активную боевую деятельность. В частности, на «Ростиславе» его командир капитан 1 ранга Ф.О.Старк сумел наладить с комитетом относительно нормальные взаимоотношения: этот орган решал все не затрагивавшие непосредственно Боевую подготовку вопросы повседневной службы, довольствия, быта и досуга. В море корабль долгое время не выходил: для решения текущих задач хватало эсминцев и быстроходных линкоров.

В сентябре-октябре 1917 года «Ростислав» совершил поход в Батум. На обратном пути в Севастополь его «настигла» политика. Хотя набиравшая силы «украинизация» не дошла на старом линкоре до абсурда, как это имело место на некоторых других кораблях, однако 12 октября при входе на Севастопольский рейд вместе с федеративными и украинским флагами был поднят набранный побуквенный сигнал «Хай живе вильна Украина». Тем не менее, порядок службы на корабле сохранялся до конца 1917 года. 8 декабря «Ростислав» стоял в полной Боевой готовности со всеми запасами на Одесском рейде, хотя уже с изрядно поредевшей командой: имелось лишь 460 нижних чинов, комплект офицеров был ещё полным — 28 человек. 8 января 1917 года линкор вошел в состав Красного Черноморского флота.

Весной 1918 года немногие ещё сохранившие понятие о воинском долге нижние чины и офицеры перешли с «Ростислава» на плавающие корабли и с ними, когда германские войска 30 апреля захватили Севастополь, ушли в Новороссийск. На стоявших на приколе кораблях были подняты германские  флаги.

С марта 1918 года «Ростислав» находился на хранении в Севастопольском военном порту, где 1 мая 1918 года был захвачен германскими войсками, а 24 ноября 1918 года – англо-французскими войсками. 22-24 апреля 1919 года по приказу английского командования подорван и частично выведен из строя. 24 апреля 1919 года был освобожден войсками большевиков, но 24 июня 1919 года был возвращен в Российский Императорский Флот и 18 ноября 1919 года в качестве блокшива партии тралении зачислен в состав Морских Сил Юга России. «Ростислав», лишённый хода, но сохранивший артиллерию, был превращён русскими офицерами в плавучую батарею и переведён в Керчь. Последним его командиром стал капитан 2 ранга М.В.Домбровский. Здесь бывший линкор охранял подходы к порту, оборонял Керченский пролив, обстреливал позиции красных на Таманском полуострове.

В ноябре 1920 года «Ростислав» по приказу  командования МСЮР был затоплен в качестве брандера в районе мыса Еникале для заграждения Керченского пролива, чтобы затруднить красной флотилии выход из Азовского моря. Правда, из-за малой глубины корабль сел на грунт (вода доходила лишь до адмиральского балкона). В настоящее время линейный корабль «Ростислав» лежит на глубине восемь метров, возвышаясь над грунтом на 3-4 метра и погрузившись в ил на десять метров, удаленность его от берега Керченского пролива составляет 1200 метров.

В 1930 году  Экспедиция Подводных Работ Особого Назначения (ЭПРОН) с лежащего на дне Керченского пролива линейного корабля «Ростислав» подняла часть вооружения, а также элементы палубных конструкций и надстроек. Фрагмент снятой с корабля брони хранится в Керченском историко-архитектурном музее.

 

Тактико – Технические Данные

 линейного корабля «Ростислав»

Водоизмещение: проектное/фактическое – 8880/10 520 тонн.

Длина: наибольшая/по конструктивной ватерлинии/между перпендикулярами-107.2/105.3/20.7 метров.

Ширина по КВЛ: 20.7 метра.

Осадка: проектная/фактическая — 6,71/7.68 метра.

Бронирование: борта в средней части/броневая палуба/-254-368/64-76-мм.

Башни: 254-мм орудий – 254-мм, 152-мм орудий-152-мм, боевая рубка-152-мм.

Мощность механизмов, л.с: проектная/фактическая – 8500/8816 л.с.

Скорость хода: проектная/на приемных испытаниях – 16/15/8 узлов.

Дальность плавания: со скоростью (узлов) — 4100 (8), 3100 (10), 1300 (14) миль.

Запас топлива: полный/нормальный – 820/550 тонн.

Вооружение: 254-мм орудий-4;152-мм орудий-8; 75-мм орудий (с 1915 года)-4; 63.5-мм десантных орудий-2; 47-мм орудий (до 1915 года)-12; 37-мм орудий (до 1915 года)-162; 75-мм зенитных орудий (с 1915 года)-4; 63.5-мм зенитных орудий (с 1915 года)-4; торпедных аппаратов: надводных (до 1906 года)-4; подводных-2.

Команда: офицеров-21-24; нижних чинов – 835-852.

 

Сведения и ТТД о линейном корабле «Ростислав», опубликованные в 1905 году на одной из открыток Н.Н.Апостоли перед Великой (Первой мировой) войной

Сведения и ТТД об эскадренном броненосце «Ростислав», опубликованные в английском справочнике «JANE’S FIGHTING SHIPS»

. 1900 год.

1909 год.

 

 Линейный корабль «Ростислав» в Севастополе.

Рисунок-чертеж линкора «Ростислав» на грунте  после затопления в ноябре 1920 года.

Страница из журнала «Новое время» 1909 год

Страница из журнала «Искра» 1912 год

Страница из Военной энциклопедии 1913 год

 

 

 

 

 

 

 

 

Рисунок-чертеж линкора «Ростислав» на грунте

 после затопления в ноябре 1920 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *